Стихи (городское)


Все года и теги
198719881989199019911992199319941995199619971998199920002001200220032004200520062007200820092010201120122013201420152016201720182019
философскоелирическоегрустьвесёлоегородскоеиз восточногочетыреиронияэкспериментсонетгражданская лирикастрастьбелый стихдорожноемузыкальное

Вагон метро несет меня домой
Качает в колыбельке городской
И напевает песни про любовь
Любовь, которой имя не найдешь

Я в городе своем давно чужой
По улицам хожу всегда один
Сам от себя я отделен толпой
И в ней давно хочу себя найти

По телефону мне не позвонить
И в призрачном передночном тумане
Проходит тень, чье имя не найти
В багрово-пестром старом балагане

И вновь я засыпаю и не сплю,
Вагон метро несет меня домой,
Стучат колеса вальс "Я Вас люблю!"
Качая балаганчик городской
1987

Торопясь на свиданье к любимым
Мы проходим их не замечая,
Мы проходим в спешке мимо,
Потому что когда-то сами
Так стояли, сидели, смотрели
Так безучастно и безысходно,
Рядом с ними, с такими, сидели,
Ожидая, когда же из холода,
Из холодных взглядов прохожих
Вдруг покажутся эти глаза,
На которые много похожих,
Но, которые будто звезда
Никогда и нигде неповторимы.
1987

По улице шёл дождь,
  • Он поднял воротник.
Он зонтик потерял,
  • Идет совсем один.
Нет у него друзей
  • И телефона нет,
Ведь не звонил ему
  • Никто сто сотен лет.
И он идет один
  • Унылый и хромой
Что знал - то позабыл,
  • Всё смыл своей водой.
И там, где он идет,
  • Теряет жизнь цвет,
И ей нельзя помочь,
  • Рассыпав горсть монет.
Ей нужен солнца луч,
  • Ей нужен дружбы свет,
Любви огонь святой
  • И бог... Жаль веры нет.

Он шёл к себе домой,
  • Прикинувшись дождем.
Шепнем ему: "Судьба..." -
  • И молча отойдем.
Он должен быть один,
  • Чтобы найти свой дом,
В котором ждет его
  • Одна из книг о нем.
А меж ее страниц
  • Лежит сто сотен лет
Письмо издалека,
  • Заклеенный конверт.
Он должен взять его,
  • Раскрыть и прочитать,
Что он любим, что он
  • Всё может потерять,
Еще не получив,
  • Если промедлит миг...
Но дождь всё также шёл,
  • Приподняв воротник.
1987

Когда весь город погружается в молчанье,
И утихает ровное машин рычанье,
Я, сидя у окна, вдруг ощущаю вечность,
Смотря на звезд сияющую млечность.
1987

Голубое небо тает у окна,
В небе, как фонарик, светится луна,
Словно комья пуха облака плывут,
За окном прохожие кто куда бредут...

Эта ли картина нам с тобой видна,
Плачет ли рябина прямо у окна...
Нашу жизнь любовью люди назовут,
И о нас с тобою память сберегут.
1987

Героям 1825 года

Я каждый год жду этого числа,
И вспоминаю их портреты, лица...
Ах, ничего уже не повторится,
И этой муке смертной нет конца.

Друзья! Я с вами был на этом поле,
Я там стоял, средь вас, в одном ряду,
Я вновь, в который раз, туда приду
Сам, по своей, по доброй воле.

Не будет войскового там парада,
Людей не будет скопища, а жаль...
Я помню всё! Сквозь временную даль
Приветствую вас в сердце Ленинграда!

Там, возле памятника и Невы
Мы с вами побеседуем о жизни,
О дружбе, о любви и об Отчизне,
О лжи и о путях ее кривых.

И вы вернетесь хоть на миг ко мне,
Соединим мы руки в дружеском пожатьи...
Но, Боже мой, твое на нас проклятье,
И эта встреча будет лишь во сне.

...Я каждый год жду этого числа,
И говорить хотелось бы опять,
Но время не ворочается вспять,
И этой муке смертной нет конца.
1987

Апрель, ты месяц превращений,
Ты праздник человеческой природы;
Ты даришь много радостных мгновений,
Но не всегда хорошую погоду.
1987

Огромные дома молчат,
Не слышен воздух в шорохе ночном,
А просто в снежных тучах января
Рождается и ширится любовь.
1987

Что-то

Проходит утро года, и начинается день
Листья уже распустились.
В дали голубой тают сахарные куски.
Скоро вечер - пора пить чай.
Ложкою - громом размешивает в стакане
Кто-то нездешний нездешнее же питье.
Заботы его не тревожат и мысли ушли далеко.
Он спит, но проснется пить чай.
1987

"Делю прохожих на три части..."
А. Лунин
"Я - шут!.."
А. Гаврилов

На перекрестке призрачных дорог,
Где камень одиноко перекошен,
Сидит старик - забытый бог Сварог
И коллекционирует прохожих.

Идут: веселый, пьяный и босой.
Идут: друзья, подруги, подлецы.
Идут: поэты, рыцари, шуты,
Идут, и занимаются собой.

И, растекаясь на три стороны,
Старательно обходят древний камень,
Не замечая божьей ворожбы
И вскользь жестикулируя руками.

Волшебный этот сон всё чаще вижу я,
Он неустроенность моей душе приносит.
Ответов нет, а есть одни вопросы.
И одинокий выстрел из ружья.
1987

"Мне звезда упала на ладошку..."
А. Дольский

По небу летела
тихая звезда
облакам мигала,
будто светофор
облака-зверюшки
слушались ее
не было прекрасней
неба в вышине
а когда кончался
ночи тихий плен
таяла в зверюшках,
в облаках звезда
и на синем небе
не было ее -
только солнце, ветер
властвовали там.
Но, когда взбирался
месяц в небеса
вновь светила ярко
тихая звезда
где же вы: надежда,
вера и любовь?
Облака уходят,
тают в тишине.
1987

В парке гуляют парочки строем...

В парке гуляют парочки строем,
Оркестр играет вальсок.
Капельмейстер строг и строен
Выпевает мелодию ног.
1987

Капли снега сползают по лицам домов...

Капли снега сползают по лицам домов,
Шершавые сны осаждают кору тротуаров.
Рана зарубцевалась и не видно швов...
Глаза помутнели, как на фотографии старой.
Остался один. Одинокий. Забытый, один.
В траве суета выходных шелестит, не смолкая.
На высохшем стебле качается угольщик - властелин
Огня и тепла, всех на свете людей понимая.
Свой медленный блеск из ковша разливает на землю.
Скрипичный футляр за спиной и пастушеский посох в руке.
И терпкая прелесть дождя к человеку нисходит и внемлет.
И кто-то заносит сапог, проходя с головой налегке.
Заоблачный свет проникает до сердца из стали,
Рождая скрипучее слово в облатке улыбки.
Прости их - они и во сне никогда не летали...
А скрипки, да скрипки, вот скрипки, но скрипки, ах, скрипки.
1988

Логические размышления напротив зеркала

Королева зеркал отвернулась от яркого света
Одиночеством созданный остров из синей парчи
Отвернулась, лучами и собственным телом согрета,
Отвернулась.
В отраженьи судьбы-пелены запах губ чуть горчит
Черной блеск отраженья накрыт одеялом привычек
Очень трудно с собой говорить без кавычек.
Отраженье.
Собирать и лелеять осколки чужой суеты
Отраженье находит себя в отраженьи -
Заполняя загадками снов и пророчеств листы.
Чтобы нитка тянулась.
Победить человеческим чувством воображенье.
Не найдя в одиночестве слов, отражающих мир,
Пригласить себя снова на пир.
И искать утешенье.
1988

Мое посвящение

Огромный город спит, мерцают фонари,
Шуршат машины, ветер рвет траву.
Я при свечах сижу, пером бумагу рву,
Я ожидаю и боюсь зари.
Легко узнать при свете призрачных столбов -
Поэт, "невольник чести" и толпы.
Еще живой (слова-то как глупы),
И собирается воспеть любовь.
О, боже, как легко ему жилось -
Поутру - чай, всегда готова рюмка рома.
Всё хорошо, наверно, разве, кроме
Того что из души лилось.
Пошлейшие стишки и эпиграммки,
Потом "Онегин", "Годунов", "Я вас..."...
А ночью, в одиночку - только квас
И рамки, рамки, рамки, рамки, рамки.
1988

Тени ложатся на окна,
Играют в прятки.
Слова на бумаге мокнут,
Рождая такты.
Музыка звезд замирает,
Слова - лишь слепки.
Оригинал над нами -
Божественной лепки.
Падают капли звука,
Блестят на веках...
Кап-кап-кап.
Мы - слепок.
1988

Новогоднее

За цветным окном сиротливый мир,
Тишина и свет, цепи звезд земных.
Мы сидим на кухнях ночных квартир
И рисуем чертиков на листах цветных.
Королевской поступью полночь в гости к нам
Старыми подковами зазвенела дверь.
У открытой форточки ты не думай - верь
На листах оставленным разноцветным снам.
1988

За столом

Золотым крестом посередине
Одиноким чучелом фонарь.
Купленный когда-то в магазине
Керосиновый штукарь.
По углам цветными витражами
Полукружья досок расписных.
И переполняет содержанье
Сны.
1989

Первая молитва

Зажав сердце в ладонь, иду читать псалмы,
Певец призрачных грез, певец ночей седьмых.
Что говорят пророки тем, кто их не слышит?
Что гулять по Фонтанке снова выходит чижик:
Свечи зажав рукой, наполнясь огнём и явью,
Ищет: кому сказать ночью свое "Айлавю".
Сколько я слышал слов равных колесным песням,
Как я звал того, с которым мне не тесно.
Синий отсвет псалма номер двадцать шесть
Господи, как хорошо, если правда, что ты есть!
1989

Там, где хорошо

"Пилигримы".
И.Бродский
Всё приходит к равновесью -
Хочешь этого или не хочешь.
Сны наполняются вестью
Равной лишь "Отче наш".
Спокойствие глаз страшнее писем,
Улыбка согрета бездуховьем.
Прогулка по горним высям
Прерывается стуком часовьим.
Плесень памяти паутинной
Низводит "А" до победного крика.
Дороги ведут мимо Мекки и Рима,
Мимо Иерусалима
Подгоняя тележным скрипом
И любимых и нелюбимых.
1989

Перед отъездом

"Я изучил науку расставанья..."
О.М.
Пики деревьев на фоне неба
Напоминают узор оград -
Частый гребень
Вдоль петербургской дороги в ад.
Тонет в песке чужих взглядов
Гулящая женщина
За оградой -
Тень, тишина.
Под душем из листьев,
Медленных как сон
Город моих мыслей
Раскрывает зонт.
Одинокая лента
Блестит грустно.
На табуретке постамента 
Пусто.
1990

Оголив ноги до самых корней,
Тонкой повязкой грудь прикрыв,
Шествует по аллее парней
Танцовщица на перерыв. 
Раздевающим взглядам горячих мужчин
Позволяя себя согреть,
Не объясняет причин
Почему можно только смотреть.
Песню тела пропев,
Дойдя до самой высокой ноты,
Всех дешевых Ев
Оставив без работы,
Вдруг попала
Под взгляд старика
В облаках
И разрыдалась.
1990

Ночеобразное

Тишина петербургской ночи
Доверилась мне впервые,
Слезами строчек
Проливными.
Шум одиноких машин -
Почти кощунство
Куда спешить?
Безумство.
Я не успел дописать
Этих строк
Как ать-два, два-ать
Воздух наполнился шумом дорог.
Стало понятно почему
Стихи такие.
Ночная жизнь
Муз -
Стихия.
1990

Prolongatio

Кругами ночной сини,
Стуком висков
Утренней половине
Не хватает слов.
Стеклянный надзор очков
Переворачивает бессмыслье 
Стуком подков
На коромысле.
Балконные створки тем
Распахнуты,
Сижу, читаю, пишу и ем 
От боли уже не ахнул бы.
Овраги городских голов 
Проточены реками слез.
Из чужих липких углов
Не построишь страны Оз.
Локоть гнева в чужом рту
Не оставляет надежды, 
Даже если к апостолу Петру
Едешь ты.
Будет давить на горло сон,
Жильцы лягут в свои кровати...
Утром, выйдя на балкон,
Кто-то скажет:
"Продолжайте".
1990

На Рождество. (Впечатленное И.А.Б.)

В проеме дверей
Переплетенье теней.
Там есть и я,
Рассредоточенный (или, проще, размазанный).
Деревянный проем -
Сказочный окоем
Томного бытия,
Прикрытого фиговыми листами - пустыми фразами.
Друг меня пожалей-ка,
Пусть поплачет жалейка,
А лучше - саксофон
В пустом зале доходного дома на Невском.
Это мой каприз.
Я хочу в парадиз
Не в тунике - в простом,
В домашнем, чтобы не выглядеть общим местом.
В параллели глухих
Оглушительный хих
Ортогонален событью
Выплескивающейся красоты женщин и деревьев.
Выключатель снов
Лампочек и потолков
Токопроводной нитью
Пересекает дорогу всех шариковых ручек и перьев.
След головы на подушке -
Оловянная кружка.
Милостыня Бога
В виде судьбы в нее падает мелкой монетой:
Под одеялом прятаться,
Идти вперед или пятиться.
Линия тока
Никому не видна. Возвращаясь к началу, дверной проем - это
Способ выхода из
Рая тире парадиз -
На коленях стоять
Так же неудобно как и на голове.
Я не отрицаю,
Но не похож на цаплю.
Отвердевать на "ять"
Непозволительно, если ты пловец.
В общем и целом,
Я могу считаться спелым,
То есть готовым,
Созревшим мужчиной и человеком.
Поэтому остаюсь, с почтеньем,
Надеюсь, не утомились чтеньем
И я не потряс основы,
Впитанные с материнским млеком.
1990

Я хочу дом
Из красного кирпича.
Я хочу снова
Спать по ночам.
1992

Тихая музыка

В городе, переполненном ожиданием осени,
Единственный островок неприкрытого лета -
На высыхающей простыни
Тени кордебалета.
Ласковый луч уходящего солнца
Смыл с площадей дорожки слез.
Ночью опять смыслом наполнится
Противостоянье берез.
Скамейки - пусты. Автобусы - ленятся.
Шорох свободы приносит сон.
Во сне обязательно склеится,
Всё, что разорвано днем.
1992

Надоедливая суета метро
Позволяет остаться одному.
Особенно после литровых
Возлияний почти наяву.
Легкость мыслей и тяжесть тела
Соединяются в лени.
Еле слышный запах омелы
Растворяет сомненья.
Сполохи пролетающих станций,
Тихих, пустых, по случаю ночи,
В такт сумасшедшему танцу
Оберегают от порчи.
Уставшая вереница ступенек
Поднимает последний сегодня груз.
Я выхожу, благодарный пленник,
И, чтоб вернуться, не обернусь.
1992

Угол Московского проспекта и Благодатной улицы

Пересечение троллейбусных проводов.
Свет желтого маяка.
Цоканье резиновых подков по рельсам трамвая.
Неторопливая смена положения облаков.
Шелест деревьев, песка.
Первая лужа, вторая.
1993

Околесица-куролесица
Завертела меня.
Самодвижущейся лестницей
С полдня.
Пиво - пить, водку - кушать.
Разговоры - болтать.
Понемножечку слушать,
Понемножечку врать.
Гостевое похмелье
Поджидает с утра.
А сегодня - постели
И стихов мишура.
1994

Правый и левый потоки
Разделены безобразием балюстрады.
Можно совсем стоптать ноги,
Задергивая занавес этой эстрады.
Томные голоса "за кадром"
Перекликаются друг с другом,
А за пределами эскалатора -
Только вечером или утром.
Веник с колесами
Передвигает неторопливая бабушка.
Если не докучать ей расспросами,
Можно узнать, что: "Пора бы уж
Размести всех и по всей.
И порубать дров."
Торопливый ручей
Всасывается порами поездов.
1996

Мистическое путешествие

От дверей опускаюсь к земле,
И иду через лес напрямик,
Мимо скал и холмов, вдоль полей,
Где ползет языкастый ледник.
Выбрав путь, заползаю в нору,
И съезжаю по горке на дно,
Где продолжу привычный маршрут,
Где унылый пейзаж за окном.
А потом выкарабкиваюсь на свет,
Чтобы, сделав сто двадцать шагов,
Отразиться от зеркала. Нет.
От обители прошлых богов.
1998

Нас окружают аббревиатуры,
Коварно проникающие в речь
И тело городской культуры,
Чья девственность казалась бесконечной.
1998

Стихи в метро
Услада для тоски –
Любовный ромб
И светские круги.
1998

На Невском лиц и животов
Столпотворенье,
И просится в строку из слов
Стихотворенье

Все имена вещей и дел
Приходят разом,
И от переплетенья тел
Теряю разум.

Стою на островке души
Одной ногою,
И собираюсь подружить
Себя с собою.
1999

Времена года

Говорят - у семи нянек дитя без глазу,
А как быть если три тетки не могут поделить что-то одно?
Начинаются войны, где око за око и зуб на зуб,
А результаты мы видим, выглядывая в окно.
1999

N.
Осенним неделям открылся счет:
Уже 1:0.
Падает будущий углерод,
Кружится в маленьком море.

Плавает наперегонки
С отраженьем небесного пуха,
Им подмигивают огоньки,
Им аплодируют туфли.

Я закрываю глаза ладонью -
Вместе с лужицей морщусь от ветра...
И вдруг постигаю гармонию
Заклеенного конверта.
2001

Оставить ли надежду жить?

Поздним вечером я гулял по городу:
Рассматривал освещённые витрины;
Наматывал на ус и бороду
Мысли и чувства своей половины.

Вроде бы сам я дорогу не выбирал,
Просто шёл себе, глазея по сторонам.
И поэтому, наверное, получил подарок -
Повторение времени - снова я и она.

До наивности дерзко я двинулся к нашей паре,
Я хотел подсказать, научить да и предостеречь,
Я хотел их огонь от костра в плиту направить,
Чтобы он им служил, слегка подогревая сковородку чувств между плеч.

К сожалению, я не успел - поскользнулся и грохнулся носом,
А пока очухивался, полоса поменяла цвет.
Неужели прошлое не меняется в этом космосе?
Или просто не надо спешить, оказавшись когда-то и где-то.
2003

В Киеве поздняя осень,
Деревья уже потеряли цвет.
Я сегодня проснулся взрослым,
В отражениях прожитых лет.

Чаще пока вспоминается грустное -
Боль и ошибки. Плачу, конечно.
Капают вместе с листьями грузики
Непрощённого прошлого, нежно, неспешно.

Я в одиночестве перед окном -
Лучшее время для связи времён.
2003

На Неве - лёд и солнце...

На Неве - лёд и солнце,
Деревья скормили снег воде.
Этим утром весна - озорная школьница
Всех раздела.
2004

Опустел перекрёсток,
Даже фонарь отвернулся -
Начал смотреть на звёзды,
Потому что проснулся.
2006

Обед

Тёмно-коричневый старый стол,
Гнутые стулья на металлических ножках,
Кирпичный сводчатый потолок, вызывающе голый.
Минимализм интерьера - совковая прошлость.

А кормят вкусно, и обслуживание хорошее,
И музыка, которую приятно слушать.
Я зашёл сюда вспомнить прошлое,
А вспомнилось лучшее.
2006

В кои-то веки вечером постоять на Невском,
Поглазеть на народ, соблазняя девчонок дерзких,
Глубоко вдохнуть эти воздух и запах
Рядом с памятниками борьбе на задних лапах,
Согревать себя настоящим южным летним солнцем,
Щуриться, париться, ловить ветер, гонять бессоницу,
Наблюдать за влюблёнными - парочками и идущими на свидание,
Вспоминая себя двадцать лет назад молодого, да раннего.
Хороший год, хорошее лето, хороший вечер,
В кои-то веки стоял на Невском от делать нечего.
2006

Лунный ветер

Уже неважно с кем и как ты провела эту ночь.
Я написал тебе письмо, я запечатал конверт.
За моей спиной дорога, передо мной открытая дверь.
Теперь я всегда буду с тобой, а ты будешь без меня.

Поворачиваясь вокруг оси, время двигается вперёд,
А я хочу застыть в неподвижности этого дня.
И я пью воду забвенья и грызу камень тоски,
Но я ухожу даже сам от себя, я ищу любовь.

Я ищу то, что мне будет ближе, чем трусы и носки,
То, что будет интимней телефона или правой руки,
Я ищу цветы на сырной тарелке судьбы,
Я ищу воздух, которым никто ещё не дышал.

Я ищу главную тайну, я хочу знать самый большой секрет,
Я ухожу, чтобы найти, я не думаю о цене.
Говорят, потом наступит время итогов, кто-то скажет мораль,
И кто-то закроет за мной мою последнюю дверь.
2008

Чудесная осень, гуляю беспечно,
Мой ветренный зонт отдыхает в шкафу.
Я весь в ожиданьи сегодняшней встречи,
Назначенной мной неизвестно кому.
2009

В дороге многое видится здесь и сейчас,
На остановках чаще оглядываются назад.
Мой простой рецепт счастья:
Выбирать куда и когда направлять свой взгляд.
2014

Проснулся, взял книгу с полки, открыл наугад...

"Не к этой свободе тянусь..."
О. Чухонцев
Проснулся, взял книгу с полки, открыл наугад.
В сером холодном майском питерском небе
Отразился случившийся несколько десятилетий назад
С одним человеком тихий взрыв одиночества на многолюдной планете

Перед собственным духом в здравом уме и вживую
Встать редко кому удаётся, поэтому творчество так трогает душу.
И я сегодня утром прочитал из книги по облакам "аллилуйя"
Посланием от и для, каждому лично, особенно мне, уже не заблудшему.
2016

Здесь и сейчас под медленным дождём
Иду по мостовым и тротуарам.
Я с городом моим вдвоём
Дарю подзонтиковый дом
Прогуливающимся парам.
2016

Июнь прошёл, июль жирует...

Июнь прошёл, июль жирует,
Жжёт влажность без дождя в болоте,
Асфальт миражным током струек
Подпитывает жажду плоти.
Руками раздвигая воздух,
Ищу спасения от зноя -
Фантазм пылающего мозга
Навязывает путь героя.
В потоке встречных и попутных
На тротуарном перепутье,
Благословлён аккордом трубных,
Я присоединяюсь к tutti.
2018

Из города, где я живу, уходят трамваи...

Из города, где я живу, уходят трамваи,
Паутину рельсов за собой собирая.
Этой паутиной я был пойман когда-то...
Здесь я и живу в районе Средней Рогатки.

Светлеет "чёрный" пояс между центром и мною,
Жильё и магазины очень быстро там строят.
Окраины и центр идут навстречу друг другу,
Восток и Запад стали ближе Северу с Югом.

На реках и каналах много песен и света,
В лучах мосты звучат красивой музыкой лета,
Вдоль Невы течёт поток весёлых прохожих,
Утро будет скоро или, может быть, позже.

Это был Санкт-Петербург,
Недолго был Петроград,
Город-герой Ленинград,
И вновь Санкт-Петербург
2018

Ветер, холод... За два дня почти всё пожелтело...
Красное и зелёное тонкими мазками...
Нотка печали украсила наш porto bello...
Всё с замиранием слушает воду и камень...
2019

Два ангела по разным берегам,
Как два ориентира на реке.
Один благославляет путь ветрам,
Другой напоминает о грехе.
Один парит на золотых крылах,
Другой стоит, поддерживая крест.
Два ангела на разных берегах,
Как гении двух очень разных мест.
2019