Стихи (2006)


Все года и теги
1987 (Ворох)1988 (Сон)1989 (Почему)1990 (Лента)1991 (Порог)1992 (Дверь)1993 (Посох)1994 (Заводь)1995 (Старица)199619971998 (Заполнение)1999 (Совсем новое)2000 (Разбег)200120022003200420052007200820092010201120122013201420152016201720182019
философскоелирическоегрустьвесёлоегородскоеиз восточногочетыреиронияэкспериментсонетгражданская лирикастрастьбелый стихдорожноемузыкальное
Оглавление
Из восточного (15)
Утонуть можно везде
Сдача
Дорога?
Тем, кому не спится
Я сегодня достал скелеты из шкафа, рассмотрел их заново...
Опустел перекрёсток...
Ветхояпонское
Сонет
На небе - Земля...
Что-то пустое пришло в душу...
Всё делать сурово. Или серьёзно...
Если смотреть изнутри - узоры, тени и свет...
Крестики, нолики, палочки, точки...
Конец конца
Обед
Шаг
Обещание (1)
Борцовский ковёр
Сижу под богом, созерцаю колонны...
В этом мире нет справедливости...
Ночь... Снова ночь...
В кои-то веки вечером постоять на Невском...
И/Или
Сегодня придумал себе погрузиться в детство...
Оправдательное №3
Блюз вечерней осени

Из восточного (15)

  • * * *
К пустоте
Можно лишь подойти.
  • * * *
Что в завершение?
Пустота или свобода?
  • * * *
Есть такое место, где одни души
Очищают другие.
  • * * *
Часы и минуты
Замкнуты.

Утонуть можно везде

Штабель слов. Чужих. Что я в нём ищу?
Истину? Путь? Оправдание смыслу?
Мозг наслаждается, просит ещё,
Белок муштрует ореховым бизнесом.

Я исчезаю - лишь сумка с частями,
В этом фокусе я - реквизит.
Даже моё знакомство с богами
Его не прекратит.

Зелень на стенах становится зельем,
Пустота потолка - белизной простыни.
И совершенно отдельно
Стопки книг.

Сдача

Кто-то подвесил меня на крючок.
Я - словно рыба - танцую в агонии,
А улыбающийся рыбачок
Потирает ладони.

Где же свобода? Да есть ли она...
Сказка заканчивается, жизнь замирает,
А улыбающийся маньяк
Руки потирает.

Дорога?

Ну их, скучных, идущих по следу.
Я начинаю свою дорогу!
Славу пою тёплому пледу,
Глинтвейну, пуншу и грогу.

Я выбираю лёгкий путь,
Радостный и мой.
А если захочется, повернуть
Можно с любой прямой.

Тем, кому не спится

Что-то в ночи за окном ярко блестит. Похоже, Луна.
Думал, фонарь, пустотелый и длинный.
Он - словно трубочка для коктейля с повисшей каплей
Загадочного напитка.

А отражается в ней (в этой капле)
Солнечный свет, отражённый Луной.
Это отгадка. А где загадка?
Ну, читатель, ход за тобой.

Я сегодня достал скелеты из шкафа, рассмотрел их заново:
Некоторые уже не страшные, и я их похоронил.
Заодно выбросил старые планы,
По которым я весел и мил.
Получилась ночь последнего дня года,
Подведенье итогов, промежуточное, но всё ж.
Ещё рассмотрел продолжение рода,
Которому невтерпёж .
Узнал в нём себя - даже смешно:
Взрослые - дураки, и не понимают простых вещей,
Которые я понял давным-давно,
И забыл за ненадобностью ежедней.
Хорошо, что меня никто не видел:
Практически голый - без всякой важности.
Я заплатил долги своим идолам
И простил долги своим башням.
Философию - нафик. Привет, свобода!
Оставайся одна, потому что а как иначе.
А я ухожу в пятое время года
Гонять удачу.

Опустел перекрёсток,
Даже фонарь отвернулся -
Начал смотреть на звёзды,
Потому что проснулся.

Ветхояпонское

Направление, расстояние, даже время конца и начала
Бессильны сдвинуть меня с кровати.
Я очень занят - смотрю в потолок печально,
Развиваю характер.
А вот не встану сегодня, так и буду лежать,
Пусть всё, чему хочется, придёт ко мне.
Будем складывать из скрижалей
Сад камней.

Сонет

Два дня без работы, но отдыха не получилось:
Возлежал на диване, как камень в чужом желудке.
Вышел наружу и злость заструилась в жилах,
Мир - дерьмо, и это уже не шутки.

Околесица слов понесла моё безрассудство,
Буйство "свободы" смело чужие границы.
Тут бы мне, как говорится, проснуться,
Но я уже шёл на всё и невзирая на лица.

Что в итоге - довольство собой, сладкая дрожь,
Пустота вокруг на некоторое время,
Из которой новое не начнёшь,
Лишь копишь причины поражения.

И вот миг возвращения: извините, слеза, каюсь.
Только зачем всё это было, я так и не знаю.

На небе - Земля...

На небе - Земля.
Значит, я на Луне.
Здрассьте!

Что-то пустое пришло в душу,
Чужое за тонкими стенками.
Тронуть границу страшно - а вдруг разрушу,
И моё место будет занято кем-то.

Всё делать сурово. Или серьёзно.
Ни в коем случае не радоваться.
Представьте: сесть на ёжика,
Как солдат на параде.

Или щекотка - вовсе не танец.
Да её вообще нету.
Как пукнуть без звука на собрании
И подарить кому-нибудь это.

Если смотреть изнутри - узоры, тени и свет,
Таинственно, страшно и привлекательно,
Звуки и шум рождаются, вот они, и вот их нет,
Только крошки тишины лежат на скатерти.

А если снаружи - решётки, улица, фонари,
Деревья, машины и ранняя весна.
Ты где? Раз, два, три,
Я иду искать.

Крестики, нолики, палочки, точки -
Я окружён всевозможными знаками,
Приблизительно точными,
Одинаковыми.

Всё в истолковании,
Философия и религия этому яркий пример.
Как фига в кармане -
И есть, и нет.

Конец конца

Что-то тебе всё равно - то ли я, то ли ты.
Думаю, лишь плотские страсти держат тебя рядом.
Но ты говоришь, что мечтаешь стоять у плиты
И готовить мне завтрак, лаская меня взглядом.

А я тебе не верю, потому что ты говоришь спокойно.
Так успокаивают быка, перед тем как его зарезать.
А ещё, в последнее время тебе не очень нужна койка.
Похоже, что ты нашла с кем ещё в ней поёрзать.

А чего ещё ждать от большого ребёнка,
Который живёт либо далёкой мечтой, либо сейчас...
Я проиграл, вышел в тираж, покинул гонку,
Оставил тебе постель для новых начал.

И вот сижу, почти до дна тобой выпитый,
Заливаю стаканами тупую чужую пустоту.
Ничего не хочу, всего боюсь, продал Маргариту и
Собираюсь довериться Божьему суду.

Обед

Тёмно-коричневый старый стол,
Гнутые стулья на металлических ножках,
Кирпичный сводчатый потолок, вызывающе голый.
Минимализм интерьера - совковая прошлость.

А кормят вкусно, и обслуживание хорошее,
И музыка, которую приятно слушать.
Я зашёл сюда вспомнить прошлое,
А вспомнилось лучшее.

Шаг

Это утро пришло или настало,
Короче, что-то такое с ним случилось.
Этим утром в моей душе боль растаяла,
Ушла, как ночь, или в ночь, почила.

Здравствуй, спокойствие, я с тобой почти не знаком.
Раньше давился чувствами, обессилевал,
Воевал с собой, как со злейшим врагом,
На кусочки себя разрывал и распиливал.

Так что, здравствуй, вселяйся смело,
На некоторое время я - твоя территория.
Моя душа и моё тело
К тебе пристроятся.

Будем жить-поживать, медленно поворачиваться,
Чувствовать все чувства, а не взрываться от давления.
Будем учиться брать и давать,
А ещё наслаждаться и дарить наслаждение.

Обещание (1)

Лист откровений - мой дневник,
Хочу прочитать тебя, пережить,
То, что не помню - исцелить,
Выполнить всё из пяти книг.

Борцовский ковёр

Я иду, и я плыву,
И сам выбираю
Битву и борьбу,
И побеждаю.
Признаю ошибки, учусь,
Плыву по и против течения,
Злюсь, печалюсь, даже боюсь,
Но не понимаю зачем.

Сижу под богом, созерцаю колонны,
Рядом женщина - или я с ней,
Слева горит искусственное солнце
То ярче, то слабей.
Между нами - что-то острое,
Больно, но терпим, даже играем,
Как два последних апостола,
Так и не попавшие в рай.

Даблу Хокку
В этом мире нет справедливости,
Есть только какая-то высшая справедливость,
А может, и её нет.

Ночь... Снова ночь -
Царство моё, счастье моё.
Я владею всем.
Я свободен или не очень,
Или наоборот
Уже и не важно.
Стар я или молод,
И всё такое прочее
Остаётся с другими,
Остаётся за полосой,
Летящей по шарику
Ежедневно.

В кои-то веки вечером постоять на Невском,
Поглазеть на народ, соблазняя девчонок дерзких,
Глубоко вдохнуть эти воздух и запах
Рядом с памятниками борьбе на задних лапах,
Согревать себя настоящим южным летним солнцем,
Щуриться, париться, ловить ветер, гонять бессоницу,
Наблюдать за влюблёнными - парочками и идущими на свидание,
Вспоминая себя двадцать лет назад молодого, да раннего.
Хороший год, хорошее лето, хороший вечер,
В кои-то веки стоял на Невском от делать нечего.

И/Или

Как пусто на душе, похоже не бывает пуще
Или пустее, как там правильно, не знаю,
И пепел Бродского стучится в сердце,
И Древний Мир вливается в строку,
Но ритм жизни или темп печатают строку бегущей,
И смысл теряется, я повторяюсь,
И разум закрывает дверцы,
И чувства растворяет в безысходную тоску.

Сегодня придумал себе погрузиться в детство -
Царапки и шишки тревожу воспоминаниями,
Промываю глаза, чищу нос, массирую сердце,
В общем, ухаживаю за своими ранами.
  • I.
Мне снова тринадцать и моё одиночество
Самое одинокое на всём свете и во все времена.
При знакомстве с девчонками я добавляю себе отчество,
По ночам учу наизусть Карнеги и играю руками в штанах.
В каждой девушке узнаю свою единственную,
Сразу готов отдать сердце, руку и всё остальное.
В мечтах представляю себя восточным принцем,
Потому что тогда все женщины будут со мною.
  • II.
В свои шесть я уже пережил боль потери, страх и насилие,
Но обман и несправедливость всё ещё впереди.
Зато секс и стыд уже соединились,
И это не обошлось без родителей.
  • III.
В три я впервые прилюдно совершил ошибку,
Это был ужас, я был готов провалиться сквозь землю.
До сих пор те билетики в небе продолжают кружиться,
И каждый их круг прощальный, но не последний.

И вот, вспомнил сегодня детство, а записал горести,
Словно подвёл итоги, закрывая счёт.
Жизнь моя была интересной, но чужой повестью,
А теперь я начинаю жить сам, сам иду вперёд.

Оправдательное №3

День после дня рождения очень труден -
После праздника быть одному в ежедневности,
Поэтому так нужны люди,
Проспавшие твой день рождения.

Блюз вечерней осени

Мы ходим по улицам,
А кто-то смотрит на нас сверху.
Мы ходим по людным улицам,
А кто-то сидит за столом и смотрит на нас сверху.
И каждый один под взглядом, и я тоже один.

А может, это я сижу за столом
И жду, пока мне принесут суши.
Или это я сижу, развалясь за столом,
И молча жду, пока мне приготовят и принесут суши.
А подо мной два этажа людей, гуляющих по магазинам.

Второй день идёт дождь,
И ветер играет с ним в прятки.
Второй день подряд идёт тот же дождь,
И ветер странствий на розе ветров играет с ним в прятки.
От этих природных беспорядков одно беспокойство, ей-богу.

Пустые коробки машин
Стоят вдоль тротуаров.
Пустые коробки разноцветных машин
Стоят друг за другом вдоль всех тротуаров.
Машины, люди, ветер и дождь. И дома. Это мой город.