Стихи (1989)


Все года и теги
19871988199019911992199319941995199619971998199920002001200220032004200520062007200820092010201120122013201420152016201720182019
философскоелирическоегрустьвесёлоегородскоеиз восточногочетыреиронияэкспериментсонетгражданская лирикастрастьбелый стихдорожноемузыкальное
Оглавление
Не знаю
Еврей Зюсс
Лесопарк одиноких берез...
За столом
Сонет
Сонет
Сонет
Молитва мне и Марине
Солнца больше нет...
Юльке уходящего солнца
Сонет
Тридцатьседьмовогоднее
Маяковское
Первая молитва
Там, где хорошо
Прощание обману
Кому?
Дорожная
Вечерний ОН
Попытка аллитерации
Почему?

Не знаю

В тишине доверчивых глаз
Прячутся капли ночной души
Следы нерастраченных ласк.
Чьи-то руки зовут:
"Согреши".
В тишине.
Неужели возможно опять
Радоваться всему на свете
И бояться терять
И не находить созвездий.
Неужели.

Еврей Зюсс

Высокий воротник и пена кружев,
Из окон выставлены ружья.
Под градом слов, местоимений
Идти на место преклонений.
И выю гнуть под иго,
И одевать вериги.
Искать слова полнее смысла
Растерянные мысли.
Перешагнуть черту завета,
Но не за это.
И вдруг найти разгадку,
Укатанную гладко.
Вернуться к Богу,
Пожить еще немного.
Мудрость поколений
Не для поклонений.

Лесопарк одиноких берез -
Это место твое от судьбы.
И печально рифмуется "слез",
И с надеждой рифмуется "бы".

За столом

Золотым крестом посередине
Одиноким чучелом фонарь.
Купленный когда-то в магазине
Керосиновый штукарь.
По углам цветными витражами
Полукружья досок расписных.
И переполняет содержанье
Сны.

Сонет

Окунуться в тебя, как в бессмертие,
Одеялом укрыться от слов,
Чтоб земля, что как школьница вертится,
Закружилась у наших голов.
Шум сегодняшний - пылью за окнами,
Марш уходит за топотом ног.
Замирающей памятью сотканы,
Вспоминаются море и бог.
Плеск и лепет серебряным кружевом
Оставляют деревьям листы,
И под ними за праздничным ужином,
Говоря о погоде и музыке,
Прикоснувшись рукой и застыв,
Подарили себя я и ты.

Сонет

Передо мною чистый лист бумаги,
И мне не терпится начать его марать,
Чтоб слов слепая магия
Меня учила колдовать.
В горсти - таблетки праздника вчерашнего
И фига, взятая из книги.
А в вазе - веточка боярышника,
А рядышком - вериги.
Блескучая дорожка снов -
До неба -
Бессмысленная толкотня ослов,
Жующих тысячи основ,
И не хватает трёх часов,
И верить в черта так нелепо.

Сонет

Ты молча у окна стояла
На расстояньи от беды.
Укутав плечи в одеяло,
Чертила грустные следы.
Звездой обрызган подоконник,
И проплывает в черноте
Полночный месяц - твой поклонник,
Шепча молитвы, но не те.
Рука - переплетенье линий,
Печать объявленной судьбы.
На стеклах намерзает иней.
Нечеловеческий суд был.
Твой приговор неисполним
Счастливой быть всю жизнь с другим.

Молитва мне и Марине

В огне
Каждодневных
Трудов
Нет
Спасенья
От совести
В мерзости
Городов
Любят
Любые
Новости
Сны
С нехорошим
Концом
Сбываются
Утром
Сейчас
Ты
Молодцом
Потом -
Муторно.
Тот
Кто
Над нами
Умеет
Прощать
Мы -
Поем
"Амен",
Поминая
Его
Мать
Господи,
Если
Ты
Слышишь
Детей
Своих
Научи
Нас
Прощать
Подлости
И
Не делать
Их.

Солнца больше нет
Ветер покрыл всё песком
Есть только запах сигарет,
Туманом заливший дом,
А бог не включает свет

Юльке уходящего солнца

Лампы двойных фонарей
Растрелливают меня.
Словно обломки рей
Ветви деревьев висят.
Тленом покрыт балаган
Серою нитью дождей
Новый любовный роман
Свеже-возлюбленных фей.
В городе слезовых ламп
Пестрая льется вода,
Смех одиноких реклам
Не оставляет следа.
Тучного цвета река
Толстым покоем блестит.
Держава - одна рука,
Другая рука - скипетр.
Лампы, деревья, дожди,
Где же мой сказочный джин?
Ломкие листья ночей...
Чей я?
Наверно, ничей.

Сонет

На черном асфальте - рассыпанный свет,
В глазах отражается небо
Стоит на столе зачерствевший обед
Валяются корочки хлеба.
На розовых стенах повисла роса
Загадка ослепшего солнца,
По арочным трубам текут голоса
Надежды сестра не проснется.
Всё побеждает рассыпанный свет:
Слежавшийся запах котлет,
Остатки чужих сигарет,
Тревоги непрожитых бед,
Короткую палочку лет...
Рассыпанный свет.

Тридцатьседьмовогоднее

Сапожная щетка - швырк-швырк,
Глянец - загляденье.
Теперь - в сортир
Послушать трубное пенье.
Потом ходить, печатая шаг,
А вокруг - барак.
Жизни король -
Легавый орел.

Маяковское

Нет ничего веселее в марше
Прокуренной улицы
Загогулиной
Идти.

Первая молитва

Зажав сердце в ладонь, иду читать псалмы,
Певец призрачных грез, певец ночей седьмых.
Что говорят пророки тем, кто их не слышит?
Что гулять по Фонтанке снова выходит чижик:
Свечи зажав рукой, наполнясь огнём и явью,
Ищет: кому сказать ночью свое "Айлавю".
Сколько я слышал слов равных колесным песням,
Как я звал того, с которым мне не тесно.
Синий отсвет псалма номер двадцать шесть
Господи, как хорошо, если правда, что ты есть!

Там, где хорошо

"Пилигримы".
И.Бродский
Всё приходит к равновесью -
Хочешь этого или не хочешь.
Сны наполняются вестью
Равной лишь "Отче наш".
Спокойствие глаз страшнее писем,
Улыбка согрета бездуховьем.
Прогулка по горним высям
Прерывается стуком часовьим.
Плесень памяти паутинной
Низводит "А" до победного крика.
Дороги ведут мимо Мекки и Рима,
Мимо Иерусалима
Подгоняя тележным скрипом
И любимых и нелюбимых.

Прощание обману

Перечень сиреневых глаз
Равен зеленым слонам.
Тина изысканных ласк
Продается за девять грамм.
Плеск одеяльного бреда
Стучится в окно сердца,
Трели звоночных терций
Заканчивают лето.
Пышный кирпичный цветок
Хлопает форточкой рук.
Печальное здесь слово "друг"
И сверчок, шесток.
Горький отрывок судьбы
Медленно падает вниз.
Надо скорее забыть,
И убегать из.

Кому?

Я хочу разобраться в своих непростых отношениях с богом
Сколько веры в словах, говоримых под утро и спьяну?
Сколько правды в той книжке, написанной древним изысканным слогом?
Почему столько много имен у двуликого Януса?
Переходным ступеням судьбы мы обязаны (слово какое!) раскаянью,
Одиночеством прожитых лет наполняющим легкую жизнь.
И тогда вспоминаем как меру последнюю, крайнюю
О придуманной кем-то спасительной ниточке лжи
Боже правый: Гашем, Магомет, Будда, Митра, Зевес, Иисус
Сколько разных домов, сколько разных имен, сколько разных долгов
Но всегда говоришь, если плохо: "Клянусь!"
Не задумываясь, которому из богов

Дорожная

За деревьями не видно леса,
За деревьями - поля.
Обыкновенная принцесса
В дороге стоит три рубля.
Бумажка не имеет веса,
Семь футов - без руля.
Обыкновенная принцесса
В дороге стоит три рубля.
Столбы деревьев - Храм и Месса,
Душа и тело не болят.
Обыкновенная принцесса
В дороге стоит три рубля.
Ребро и грудь щекочут бесы.
Бог не приемлет клятв.
Обыкновенная принцесса
В дороге стоит три рубля.
Игра переполняет пьесу,
В финале - кучка блях.
Обыкновенная принцесса
Не измеряется в рублях.
А в чем?

Вечерний ОН

Колобродит весна в животе у соседа,
Колобродит зима в животе у меня.
Я сегодня ни разу еще не обедал,
Я сегодня ни разу не делал ням-ням.
Колобродит весна в голове у соседки,
Колобродит зима в голове у меня.
Симпатичные редки соседки и едки,
Я сегодня ни разу не делал ням-ням.

Попытка аллитерации

Голос в горле греет горе -
Гамлет голый - го-го-го
Занзибар звездой в заборе,
Зелень зебры и загон.
Тень тюленя тянет темя
В тертый терем тиной трав
Сон седьмого солнца в сени
Гамлет, горе, горло, граф.

Почему?

Пикает время в радиоточке
Занято в трубке с утра до утра
Было вчера.
За месяц - ни строчки.
Тема иссякла?
Нет, вечно жива.
Пригрезилось что: крюк ли, косяк ли,
Чья-то вдова?
Денег мало?
Чего еще?
В небе кровавом
Тот, укрытый своим плащом.