Стихи (лирическое)


Все года и теги
198719881989199019911992199319941995199619971998199920002001200220032004200520062007200820092010201120122013201420152016201720182019
философскоелирическоегрустьвесёлоегородскоеиз восточногочетыреиронияэкспериментсонетгражданская лирикастрастьбелый стихдорожноемузыкальное

Я люблю, я влюблен, я безумно...
Я хочу быть с тобой.
Ты прости, что я часто бездумно
Нарушаю покой.
Не могу, к сожаленью, иначе,
Пожалуйста, прости.
Я люблю, я влюблен, я растратчик
И своей и твоей любви.
1987

Ты

.1.

Ты вошла, и принесла с собой дыхание летнего дня. Улыбка одиночества и тихой радости светилась на твоем лице. Знаешь, мне стало удивительно легко и свободно. Мы сели, рядом, но не вместе, и это было первое, что отдалило нас, что помешало нам. Сигарета, слова, сигарета, слова, сигарета, слова...
Порочный круг, из которого уже не вырваться.
Слова, слова-заменители и, наконец, слова-обманщики. Всё правильно, обычная история разговоров.
Я не хотел этого. Мне казалось, что вполне в моих силах изменить нечто, от чего и ты и я станем другими, станем близкими людьми. Но ты продолжала говорить, чуть-чуть лгать и неутомимо растила стену дружеских отношений.
Что же в результате? Горечь непонимания, обмана, спокойствие тоскливого одиночества, мировая скорбь в душе, улыбка на лице или... слезы от боли, что надежда обманула, что это просто очередное знакомство, что опять нет рядом...
Почему мы боимся друг друга? Почему обязательно надо знать того с кем ты сейчас? Зачем тогда вера? Ведь не может быть, чтобы Он не знал ничего о нас, о наших заботах, о суете, о судьбе...
"За добро воздастся добром, за зло воздается злом..." Что еще надо человеку, чтобы делать добро?...

.2.

Прошло совсем немного времени, а как далеко от меня ушла ты по своей судьбе. Встретимся ли мы когда-нибудь так же как тогда, раскроется ли души наши друг другу? Наверное, нет. Ты уже ушла, пока я стоял, а ведь для того чтобы встретиться, надо уйти вместе. А кто знает, может быть наша встреча была дарована один раз, для того чтобы принести счастье и свободу.
Нет, вряд ли. Ты совсем другая, ты не такая как я думал в первую секунду нашей встречи. (Вот ведь смешно, стоило тебе не выполнить моих тайных желаний, и ты сразу же стала плохая).
Какая бы ты не была, что бы ты не сделала впоследствии, я всегда буду благодарен тебе за несколько мгновений счастья, за первый взгляд.
Прости то зло, которое я невольно причинил тебе, прости и то, что я пытался занять место в твоей жизни.
Боже, прости нас грешных.
1987

Вагон метро несет меня домой
Качает в колыбельке городской
И напевает песни про любовь
Любовь, которой имя не найдешь

Я в городе своем давно чужой
По улицам хожу всегда один
Сам от себя я отделен толпой
И в ней давно хочу себя найти

По телефону мне не позвонить
И в призрачном передночном тумане
Проходит тень, чье имя не найти
В багрово-пестром старом балагане

И вновь я засыпаю и не сплю,
Вагон метро несет меня домой,
Стучат колеса вальс "Я Вас люблю!"
Качая балаганчик городской
1987

Буря в душе умолкла
Остался мусор
Его ворошу без толка
Праздную труса.
Зачем шевелил губами
Глаголил чувство
Его ведь нельзя словами
Оно - безумство
1987

Я пустоту в твоих глазах увидел,
А в облике - уверенность в победе.
Кто так твою судьбу обидел,
Что ты забыла о насущном хлебе?

Хлеб - это радость встреченного взгляда,
Когда глаза в глаза и никого...
Ты ж суетным приобретеньям рада
Для тела, а не сердца своего.

Задумайся, пока не поздно. Знаешь,
Жизнь можно только раз прожить.
Сейчас ты богом и людьми играешь,
Но помни: им судьбу твою вершить.
1987

От жажды умираю над ручьем...
Твои глаза наполнены печалью.
Я сотни книг с надеждою прочел -
В них не нашёл разгадки этой тайны

Спокойствие и жизненный успех
Дай бог, души твоей не успокоят
Ради любви любой отпустят грех
Ради любви не нужно быть героем.

Ты правду говори всегда в глаза
Их, если любишь, закрывать не надо
В глаза взглянув сожги мосты назад -
Вперед! И до скончанья взгляда.
1987

Вы горды, вы несчастливы... Правда?
Нет нужды быть пророком для вас.
Но я верю, что скоро (не завтра)
Посетит вас любовь не на час.
Вот тогда, освещённая счастьем,
Вы поймете, что я не нахал,
Что я не поучаю (не властен),
Просто я раньше вас всё узнал.
1987

Торопясь на свиданье к любимым
Мы проходим их не замечая,
Мы проходим в спешке мимо,
Потому что когда-то сами
Так стояли, сидели, смотрели
Так безучастно и безысходно,
Рядом с ними, с такими, сидели,
Ожидая, когда же из холода,
Из холодных взглядов прохожих
Вдруг покажутся эти глаза,
На которые много похожих,
Но, которые будто звезда
Никогда и нигде неповторимы.
1987

По улице шёл дождь,
  • Он поднял воротник.
Он зонтик потерял,
  • Идет совсем один.
Нет у него друзей
  • И телефона нет,
Ведь не звонил ему
  • Никто сто сотен лет.
И он идет один
  • Унылый и хромой
Что знал - то позабыл,
  • Всё смыл своей водой.
И там, где он идет,
  • Теряет жизнь цвет,
И ей нельзя помочь,
  • Рассыпав горсть монет.
Ей нужен солнца луч,
  • Ей нужен дружбы свет,
Любви огонь святой
  • И бог... Жаль веры нет.

Он шёл к себе домой,
  • Прикинувшись дождем.
Шепнем ему: "Судьба..." -
  • И молча отойдем.
Он должен быть один,
  • Чтобы найти свой дом,
В котором ждет его
  • Одна из книг о нем.
А меж ее страниц
  • Лежит сто сотен лет
Письмо издалека,
  • Заклеенный конверт.
Он должен взять его,
  • Раскрыть и прочитать,
Что он любим, что он
  • Всё может потерять,
Еще не получив,
  • Если промедлит миг...
Но дождь всё также шёл,
  • Приподняв воротник.
1987

Я многого не понимал тогда,
Теперь иначе,
А не погасла та звезда,
Которая вначале.
Теперь моя любовь сильней
Во много раз,
Я слепо следовал за ней,
Зато сейчас
Нас связывает свет любви,
Свет жизни нашей,
Он наши маленькие корабли
Огромной чашей
Соединил в один большой,
Который не страшит
Ни буря жизни, ни покой,
Он выстоит.
И нас с тобой пронесет
Сквозь все года.
Он называется "ЛЮБОВЬ".
Он навсегда !
1987

Вот и снова весна пробудила в природе желанье
И всё чаще мы видим: в предутренней тихой росе
Отражается лето - еще не родившийся странник
И мы ждем его в гости,
В домах,
Просыпаясь чуть свет.
1987

Первые листья - зеленая нежность...

Первые листья - зеленая нежность
Вы, как у Моцарта скрипки, порой
Дарите людям прозрачную брежность
Тела чужого коснуться душой.
1987

Закрыть глаза и ничего не видеть,
Забыться сном, забыть свои дела,
Забыть кого-то ненавидеть,
Найти печаль, чтобы была светла.

Увидеть свет в душе освобожденной,
Идти к себе, забыв про всё вокруг
И умереть...коленопреклоненный,
И жить в плену любимых рук.
1987

Свет очей моих, не меркни никогда.
Пусть незримо пролетят твои года,
Пусть года твои не лягут тяжким грузом,
А любовь - тяжелою обузой.
Радость ветра, шум его в ушах
Не забудет пусть твоя душа.
1987

Когда весь город погружается в молчанье,
И утихает ровное машин рычанье,
Я, сидя у окна, вдруг ощущаю вечность,
Смотря на звезд сияющую млечность.
1987

Этот день улетает в былое,
Мы его не вернем никогда.
Ты дотронулась нежно рукою
И в глазах твоих не было льда.
Перед вечностью звезд, перед небом
Поклянусь: я был счастлив тогда.
И еще...я согласен без хлеба,
Но ни дня не хочу без тебя.
1987

Голубое небо тает у окна,
В небе, как фонарик, светится луна,
Словно комья пуха облака плывут,
За окном прохожие кто куда бредут...

Эта ли картина нам с тобой видна,
Плачет ли рябина прямо у окна...
Нашу жизнь любовью люди назовут,
И о нас с тобою память сберегут.
1987

Настроение.

.1.

Представь себе: синий лес, облака, полные нежной страсти, воздух, напоенный каким-то праздничным благоуханием, трава, зеленая, как море. И посреди всего этого великолепия светит луна, такая яркая, что можно читать.
И в этом настроении ты не один. Рядом с тобой, рука в руке, стоит человек, лучше которого в это мгновение нет на земле. Посмотрите в глаза друг другу. Что вы там видите? Признательность за близость или любовь?..
А не всё ли равно... Этот лучший из миров устроен так, что любовь умирает, даже если этого очень не хочется. А что остается? Хорошо если признательность и дружба, а если отчужденность и обман? В такой ласковой жизни нет ни одного мгновения, которое не напоминало бы о плате за всё, чем нас дарят. И только иногда, вдруг, увидев чьи-то глаза, чувствуешь, что ты просто нужен человеку, и он не будет требовать своей доли в дележе твоей души.
Как жаль, что нас так мало, нас, таких непохожих или... Каждый сам по себе, каждый сам за себя... Не поэтому ли вера покинула нас, не поэтому ли все наши несчастья, беды и разочарования?
Зачем ждать того, что тебя обманут? Не проще ли самому обмануть? Да еще потом подленько хихикать в кулачок, рассказывая о чем-то на самом деле очень важном. Или, не замечая предательства, говорить с видом довольным и степенным о том, кто подарил хотя бы мгновение счастья. Еще в далекой древности мудрец говорил: "Не позволяй ближнему наступать тебе на ноги, дабы потом он не наступил тебе на шею." Вот и торопится каждый наступить первым, причем сильнее и больнее, чем сделал бы это кто-то другой.
БОЛЬНО ! ! !
А... Стоит ли звать на помощь, если каждый занят только собой, своим благополучием и удовлетворением своих желаний. Ладно.
Посмотрите как светит луна, как радостно сияют ее глаза, как легкое облачко не может укрыть этот свет.
Эй, кто-нибудь...Я люблю тебя!.. Слышишь?..
1987

Родился человек. Вся жизнь его ясна:
Он будет жить, любить и ненавидеть,
Прекрасная души его весна
Нас будет радовать, но сможем ли увидеть
Как он страдает? Может под его
Веселым нравом, буйным поведеньем
Нежнейшая, ранимая душа,
Любви и дружбы поиски, стремленье
Встретить, полюбить, понять:
Ну почему ж его никто не любит...
И мненье о себе сто тысяч раз менять
Но эти поиски его же и погубят.
Его душа не вынесет удар,
Удар судьбы. Из-за угла. Украдкой.
И он уйдет, непонятый чудак,
Уйдет из жизни неразгаданной загадкой.
1987

Голубое небо светит за окном,
В этот час чудесный мы сидим вдвоем:
Ты читаешь книгу, я пишу стихи;
На столе гвоздика, лампа и духи.

Пианино, полка, шкаф, кровать, ковер -
Это всё увидел посторонний взор.
Ну, а ты, хозяйка, у стола сидишь
И с упорством в книгу скучную глядишь.

Лучше вверх, на небо синее взгляни,
И ладони к солнцу смело подними,
И забудь, что время бешено летит,
И забудь на время, что душа болит,
Что чужое счастье горше и больней,
Что луна забыла о тоске твоей.
Будь проста, как ветер, что несет тебя,
И живи на свете всех живых любя.
1987

Уходит время, самый близкий друг,
С годами всё быстрее и быстрее.
Уходит, оставляя боль разлук,
Душевный холод, горькие потери.
1987

Прости, если сможешь, меня и скажи,
Что я был не прав, а потом
Ты руки на плечи мои положи
И будем мы снова вдвоем.
1987

Ах, до чего всё в мире просто...
И ты сказала: "Нет," - смеясь,
Как будто бирюзовый остров
Березовым стал не таясь.
1987

Огромные дома молчат,
Не слышен воздух в шорохе ночном,
А просто в снежных тучах января
Рождается и ширится любовь.
1987

Из жизни всё уходит вдаль,
И расставанье неизбежно,
И легкокрылая печаль
Моей души коснулась нежно.
1987

Ты хороша, как дождь в начале мая,
Когда природа умывается дождем.
Ты - свет, ты - бог... И голову теряю,
Тебя с собой увидев в темноте вдвоем.
1987

Признание в любви... Оно просто, как вечность,
Но мы его выдумываем вновь.
И, несмотря на счастья быстротечность,
В него мы верим также, как в любовь.
1987

Верни мне горечь и утрату,
Перо неверное мое,
Чтобы опять я, как когда-то
Был полон скорбью до краев,
Чтоб снова ты легко бежало,
Выплескивая грезы снов,
Чтобы опять во мне звучала
Тоска, понятная без слов.
1987

В твоих руках лежал кусочек света.
Он был покоен и послушен. Ты
Его держала бережно, как ветку,
Которая цветет. А красоты
В картине этой повседневной было,
Такой покой лежал на полотне,
Что у меня в душе тоска утихла,
И вечный сон любви приснился мне.
1987

Приходится поверить в счастье, в случай,
Ну как иначе можно объяснить,
Что, несмотря на все несчастья, я везучий,
Ведь я любим и счастлив сам любить.
1987

Из Омара Хайяма (придуманное)

  • .1.
Как часто день сменяет ночь -
Ему ее не превозмочь.
Вот так и мы живем:
Приходим и уходим прочь.

  • .2.
Откуда мы пришли? Куда навек уйдем?
Ответ на дне кувшина. Он сокрыт вином.
Когда напьешься пьян, всю ночь гуляешь с песней,
Потом идешь к любимой, чтоб проснуться днем.
1987

Где-то на синем склоне неба
живет королева звезд.
Танцуют пред ней планеты
и никто не льет слез.

В этом королевстве кривых зеркал
каждый играет соседа (не себя)
и вдруг кто-то себя узнал,
а это был я.

В его глазах вечный застыл покой
небо и королева, вера, надежда, любовь.
Отныне он стал самим собой,
его не играет никто.

А Я?
1987

Любимая моя, какая ты красивая,
Как рассказать мне, как тебя люблю
Когда стоишь передо мной счастливая
Или когда ты плачешь. Я могу
Перевернуть все горы и моря
И даже землю пробурить насквозь,
Лишь бы всё это делать для тебя...
Я выполню любую твою просьбу,
Ты лишь скажи, любимая моя.
Я жду с тобою встречи, как спасенья,
Живу лишь только встречами с тобой.
Как хорошо, что на земле осенней
Не исчезают счастье и любовь.
1987

Нежить, целовать, радоваться, плакать...
Нам отведено очень мало дней.
Чувства без любви - комнатная слякоть,
Ложь, обман, игра дьявольских теней.

Перейди черту, и чужих, ненужных
Отогрей своим телом и теплом.
Будешь ты для них трепетом воздушным,
Осеняя их ангельским крылом.

Пробегут года, люди, расстоянья,
Ты в небытие, моет быть, уйдешь.
Но твоя судьба жить воспоминаньем
Будет на земле, убивая ложь.
1987

Себе от себя

О любви было много написано всеми,
Но снова и снова мы пишем о ней;
И я возвращаюсь к излюбленной теме -
Пишу о безумстве ушедших теней.

Простите меня, незабытый мечтатель,
Я помню Вас, Вас и то время, когда
Мы вместе любили и вместе страдали,
И оба хотели любить навсегда.

Теперь я не тот, и мечтам нету места
В душе, омраченной невзрослой тоской,
Но Вы, так любивший, остались как прежде:
Мечтательный и очень мне дорогой.

1987

Любимая... Тебя как жизни
не хватает мне.
Отменены, как будто, тризны,
но твой портрет в большом окне
не спит. Он движется и дышит. И я не сплю. Внимательно смотря,
всю ночь я не мигаю.
Молитву будто бы творя,
смотрю я на него и размышляю.
Любимая... Стоит твой образ пред очами,
хоть знаю я: не любишь ты меня,
всё размышляю я ночами,
а ты стоишь меня маня.
1987

"Мне звезда упала на ладошку..."
А. Дольский

По небу летела
тихая звезда
облакам мигала,
будто светофор
облака-зверюшки
слушались ее
не было прекрасней
неба в вышине
а когда кончался
ночи тихий плен
таяла в зверюшках,
в облаках звезда
и на синем небе
не было ее -
только солнце, ветер
властвовали там.
Но, когда взбирался
месяц в небеса
вновь светила ярко
тихая звезда
где же вы: надежда,
вера и любовь?
Облака уходят,
тают в тишине.
1987

Там, за далекой рекой - судьбой,
Мы будем точно знать обо всем.
Наши ошибки и наши удачи
Взвешены будут на точных весах.
Стоит ли часто прошедшее трогать?
Память, она нам на то и дана,
Чтоб забывать о несчастьях и бедах,
Не забывая о радостных днях.
1987

Есть ли на свете хоть один человек,
Который бы верил в людей?
Вера дана человеку.
Кем?
Богом? Уверен, нет.
Веру даем, наверное, мы,
Сами себе даем.
Люди, давайте себя любить,
А остальное потом.
1987

В парке гуляют парочки строем...

В парке гуляют парочки строем,
Оркестр играет вальсок.
Капельмейстер строг и строен
Выпевает мелодию ног.
1987

Жестоко так дразнить меня,
Ах, милая прелестница!
На взгляд ты вся полна огня,
На взгляд - тепла ты и добра...
А пригляжусь - и мне не верится.
1987

Из восточного

  • * * *
Я вспомнил о тебе, и солнце
Сквозь тучи осветило мир.
  • * * *
Оглянись, уходя, и не будет
Путь твой удачен.
  • * * *
Цветы на столе и фрукты -
Всё что осталось.
  • * * *
Сосна иглами машет -
Зовет зиму.
1988

Капли снега сползают по лицам домов...

Капли снега сползают по лицам домов,
Шершавые сны осаждают кору тротуаров.
Рана зарубцевалась и не видно швов...
Глаза помутнели, как на фотографии старой.
Остался один. Одинокий. Забытый, один.
В траве суета выходных шелестит, не смолкая.
На высохшем стебле качается угольщик - властелин
Огня и тепла, всех на свете людей понимая.
Свой медленный блеск из ковша разливает на землю.
Скрипичный футляр за спиной и пастушеский посох в руке.
И терпкая прелесть дождя к человеку нисходит и внемлет.
И кто-то заносит сапог, проходя с головой налегке.
Заоблачный свет проникает до сердца из стали,
Рождая скрипучее слово в облатке улыбки.
Прости их - они и во сне никогда не летали...
А скрипки, да скрипки, вот скрипки, но скрипки, ах, скрипки.
1988

Я иногда по ночам ворошу...

Я иногда по ночам ворошу
Сгустки моих воспоминаний
И поливаю водой давно зачерствевшие.
Память рождает образы, слова и мысли,
И снова больно, точно так же, как и прежде.
1988

Ей

Наталья!
приди, услышь,
ну, хоть отзовись,
Наталья!
Это серьезно,
Наталья!
мне больно, мне страшно
и уже ничего не страшно,
Наталья!
душно от слез
и не хочется плакать,
сладкие сны проливаю в подушку,
Наталья!
живу - жду, иду - жду,
Наталья!
тело - черт с ним,
но душу отпусти,
Наталья!
или приди, услышь,
ну, хоть отзовись,
Наталья!
1988

Стихотворение о том, как я устал

Я прошлой ночью грезил наяву:
Вошёл другой в мой дом, еще не спящий,
Вошёл, как демон, обо всем скорбящий,
И поселился там, где я живу.
Мои глаза прикрыв своей рукой,
Он отдалил мирскую суету,
Бессонной ночи злую темноту
И превратил движение в покой.
Гремел оркестр крови в моих ушах,
Все мысли подчинялись взмаху сердца,
И медленно приоткрывалась дверца,
И надо было что-нибудь решать.
Когда я буду снова умирать...
1988

Осеннее

В опустевшем саду
Дворник сметает опавшие листья.
В этом году
Было написано много писем.
В садах декабря
Мы гораздо смелее, чем в мае...
" Молитву будто бы творя,
Смотрю я на него и размышляю."
Страх приходит сам,
Смелость обязательно надо позвать.
Чистым белым листам
Доверяюсь, прежде чем порвать.
Горы нужных слов
Я воздвиг между собою и собой.
Между собой из снов
И тем, у которого в снах есть покой.
И нет одиночества.
В жизни одиночества никому не найти.
Провозглашаю пророчество:
Одиночество только в конце пути.
1988

Друзьям

В далеком одиночестве друг от друга,
Надежда на что согревает нас.
Мы - каждый внутри своего круга
Ощетинились иглами глаз.
Встреча неизбежно уходит во время,
Не повернется, лица - нет.
Вы - другие, а я - семя
Отходящих дружеских лет.
Верить себе - грустно и страшно,
Не верить - глупо и смешно.
Вы, наверно, остались вчерашними,
Я - позавчерашним. Но...
Греет меня везде и всегда
То, что вы были рядом со мной,
То, что нам светит одна звезда...
И общий предок - Ной.
1988

У бога грустное настроение

Черный вечер. За окном
Фонарь - луну зажгли.
И в моем воображении больном
Выплывает алый парус, белый парус - корабли.
Вот бы встретиться вам, паруса,
И, поймав в свои сети ветер,
Всё быстрее парить, расцветив небеса,
И кружить нежный танец до смерти.
То ли сбудется, то ли нет -
Я не знаю.
Но корабль с парусами из свежей травы
Я сегодня по луже морей не пускаю.
1988

Свет ночной за окном перекрестком слепым,
Никого в окружающем мире.
Я сижу перед фотопортретом твоим
И играю на сказочной лире.
У рассвета я взял тихой нежности миг,
Ветер мне подарил мудрость тысячи книг.
Я не знаю итогов, не знаю начал,
Я играю, как раньше еще не играл.
1988

Тени ложатся на окна,
Играют в прятки.
Слова на бумаге мокнут,
Рождая такты.
Музыка звезд замирает,
Слова - лишь слепки.
Оригинал над нами -
Божественной лепки.
Падают капли звука,
Блестят на веках...
Кап-кап-кап.
Мы - слепок.
1988

Сонет

В пестро-праздничном разговоре
Преклоненье и суетный мир.
Как в покинутом богом соборе
Или в сумраке наших квартир.
Одиночество - тяжкая мука,
Тем, кто не был еще одинок.
И зеленые стрелочки лука
На окне отвечают урок.
День, для многих - упруго тягучий,
И для стольких же - дорогой
Ты меня хоть сегодня не мучай,
Пусть ты будешь сегодня другой.
Я надеюсь! Я верую! Слышишь?
Я люблю!..
А мелодия тише...
1988

Забытый человек

Придя домой из ниоткуда
И прислонясь к стене плечом,
Уже не ожидая чуда
Ты открываешь дверь ключом.
Войдя неслышно, на колени
Ты встала перед алтарем.
Как говорил какой-то гений:
"Пока нас любят, мы живем".
Ты одиночеством согрета,
Ты ждешь и веришь каждый день
И к берегу недвижной Леты
Приносишь свежую сирень.
1988

Новогоднее

За цветным окном сиротливый мир,
Тишина и свет, цепи звезд земных.
Мы сидим на кухнях ночных квартир
И рисуем чертиков на листах цветных.
Королевской поступью полночь в гости к нам
Старыми подковами зазвенела дверь.
У открытой форточки ты не думай - верь
На листах оставленным разноцветным снам.
1988

Не знаю

В тишине доверчивых глаз
Прячутся капли ночной души
Следы нерастраченных ласк.
Чьи-то руки зовут:
"Согреши".
В тишине.
Неужели возможно опять
Радоваться всему на свете
И бояться терять
И не находить созвездий.
Неужели.
1989

Еврей Зюсс

Высокий воротник и пена кружев,
Из окон выставлены ружья.
Под градом слов, местоимений
Идти на место преклонений.
И выю гнуть под иго,
И одевать вериги.
Искать слова полнее смысла
Растерянные мысли.
Перешагнуть черту завета,
Но не за это.
И вдруг найти разгадку,
Укатанную гладко.
Вернуться к Богу,
Пожить еще немного.
Мудрость поколений
Не для поклонений.
1989

Лесопарк одиноких берез -
Это место твое от судьбы.
И печально рифмуется "слез",
И с надеждой рифмуется "бы".
1989

За столом

Золотым крестом посередине
Одиноким чучелом фонарь.
Купленный когда-то в магазине
Керосиновый штукарь.
По углам цветными витражами
Полукружья досок расписных.
И переполняет содержанье
Сны.
1989

Сонет

Окунуться в тебя, как в бессмертие,
Одеялом укрыться от слов,
Чтоб земля, что как школьница вертится,
Закружилась у наших голов.
Шум сегодняшний - пылью за окнами,
Марш уходит за топотом ног.
Замирающей памятью сотканы,
Вспоминаются море и бог.
Плеск и лепет серебряным кружевом
Оставляют деревьям листы,
И под ними за праздничным ужином,
Говоря о погоде и музыке,
Прикоснувшись рукой и застыв,
Подарили себя я и ты.
1989

Сонет

Передо мною чистый лист бумаги,
И мне не терпится начать его марать,
Чтоб слов слепая магия
Меня учила колдовать.
В горсти - таблетки праздника вчерашнего
И фига, взятая из книги.
А в вазе - веточка боярышника,
А рядышком - вериги.
Блескучая дорожка снов -
До неба -
Бессмысленная толкотня ослов,
Жующих тысячи основ,
И не хватает трёх часов,
И верить в черта так нелепо.
1989

Сонет

Ты молча у окна стояла
На расстояньи от беды.
Укутав плечи в одеяло,
Чертила грустные следы.
Звездой обрызган подоконник,
И проплывает в черноте
Полночный месяц - твой поклонник,
Шепча молитвы, но не те.
Рука - переплетенье линий,
Печать объявленной судьбы.
На стеклах намерзает иней.
Нечеловеческий суд был.
Твой приговор неисполним
Счастливой быть всю жизнь с другим.
1989

Молитва мне и Марине

В огне
Каждодневных
Трудов
Нет
Спасенья
От совести
В мерзости
Городов
Любят
Любые
Новости
Сны
С нехорошим
Концом
Сбываются
Утром
Сейчас
Ты
Молодцом
Потом -
Муторно.
Тот
Кто
Над нами
Умеет
Прощать
Мы -
Поем
"Амен",
Поминая
Его
Мать
Господи,
Если
Ты
Слышишь
Детей
Своих
Научи
Нас
Прощать
Подлости
И
Не делать
Их.
1989

Юльке уходящего солнца

Лампы двойных фонарей
Растрелливают меня.
Словно обломки рей
Ветви деревьев висят.
Тленом покрыт балаган
Серою нитью дождей
Новый любовный роман
Свеже-возлюбленных фей.
В городе слезовых ламп
Пестрая льется вода,
Смех одиноких реклам
Не оставляет следа.
Тучного цвета река
Толстым покоем блестит.
Держава - одна рука,
Другая рука - скипетр.
Лампы, деревья, дожди,
Где же мой сказочный джин?
Ломкие листья ночей...
Чей я?
Наверно, ничей.
1989

Сонет

На черном асфальте - рассыпанный свет,
В глазах отражается небо
Стоит на столе зачерствевший обед
Валяются корочки хлеба.
На розовых стенах повисла роса
Загадка ослепшего солнца,
По арочным трубам текут голоса
Надежды сестра не проснется.
Всё побеждает рассыпанный свет:
Слежавшийся запах котлет,
Остатки чужих сигарет,
Тревоги непрожитых бед,
Короткую палочку лет...
Рассыпанный свет.
1989

Маяковское

Нет ничего веселее в марше
Прокуренной улицы
Загогулиной
Идти.
1989

Первая молитва

Зажав сердце в ладонь, иду читать псалмы,
Певец призрачных грез, певец ночей седьмых.
Что говорят пророки тем, кто их не слышит?
Что гулять по Фонтанке снова выходит чижик:
Свечи зажав рукой, наполнясь огнём и явью,
Ищет: кому сказать ночью свое "Айлавю".
Сколько я слышал слов равных колесным песням,
Как я звал того, с которым мне не тесно.
Синий отсвет псалма номер двадцать шесть
Господи, как хорошо, если правда, что ты есть!
1989

Там, где хорошо

"Пилигримы".
И.Бродский
Всё приходит к равновесью -
Хочешь этого или не хочешь.
Сны наполняются вестью
Равной лишь "Отче наш".
Спокойствие глаз страшнее писем,
Улыбка согрета бездуховьем.
Прогулка по горним высям
Прерывается стуком часовьим.
Плесень памяти паутинной
Низводит "А" до победного крика.
Дороги ведут мимо Мекки и Рима,
Мимо Иерусалима
Подгоняя тележным скрипом
И любимых и нелюбимых.
1989

Почему?

Пикает время в радиоточке
Занято в трубке с утра до утра
Было вчера.
За месяц - ни строчки.
Тема иссякла?
Нет, вечно жива.
Пригрезилось что: крюк ли, косяк ли,
Чья-то вдова?
Денег мало?
Чего еще?
В небе кровавом
Тот, укрытый своим плащом.
1989

О том или не о том

М.
На лестнице свет из окна
Ступенька наполовину
Светла, а на
Половину темна.
Слов сказать не дано.
Времени нет.
Я уже больной
Я - тобой.
Будет потом всё
Иначе и по другому
Сейчас - по живому.
Босса-нова.
Прутья, ограды, решётки рук
Крапчато.
Вдруг
Было начато.
Войди в дом
Половинкою,
Сном.
Останься в нем.
Шаги по коридору
Ты.
Опять разговоры.
Господи, помоги.
1990

Аб-с-т-рактно

Теплые руки -
Ах, как хорошо.
Нежные губы -
Я хочу еще.
1990

Кто рядом, когда далеко

Е.
В первые листья ударил апрель
Танцем взошла зима
Шестидесятая параллель
К тебе приехала сама.
Быть маленьким не то же
Что быть слабым
Послушай, может
Главное - быть рядом.
Воздух носит нас и наши 
Мысли, чувства, желанья, слова.
Не страшно
Когда права.
Что выше ночного одиночества?
1990

Читая в глазах

М.
Серые стены домов
Без огоньков
Это вблизи, а вдали
Море огней.
Была любовь
Было много людей.
Сонно-синие дни
Становятся голубыми
Длинными и ни
Какими.
Ночь, корабль, отец
Иероним
Словами играет певец
Бог с ним.
В дверях свечи.
Норд-вест
Трижды сходил с ума
Кто-то читает, страдает, ест...
Плывет седьма
Я.
1990

Ветер почти летом

Этот одуванчик такой одинокий и неприкаянный 
(Тут самое время сказать бы: "Как я".)
Его вызов ветру отчаянный
Развеян во все края.
Порыв души - полет.
Всё наоборот.
1990

Я решил позвонить тебе в полночь
Серебром позвенеть в кармане
Предложить помощь 
Одурманить.
Головой упираясь в стену
Рассказывать о просторах неба
Сдувая с кружки пену
Разгадывать ребус.
Словами полными смысла
Топить печку в доме
Проверять на язык батарейку - кисло?
Значит хорошая.
Томно
Вздыхать в такт музыке.
Гладить чужие колени
Делать глаза узкими,
Разгадывая тени.
Что скрывать? В полночь
Я решил тебе позвонить
Пол, ночь,
Я...
1990

Нет и да

"Печальные плечи."
(Из песни)
  • .1.
Два разных ответа на тот же вопрос
"Нет" и "Да"
В первом - вопль роз
В другом - чья-то беда.
Жёлтый окурок дымится в ночи
На плите - чай ,
И то и другое горчит
И кто-то: "Нет или да?
Отвечай!"
Глина, гончар, колесо судьбы 
Опять и снова вечер.
Понять мне суть бы,-
Печальные плечи.
  • .2.
На столе бумага, как всегда
Не очень хорошая
"Нет" и "Да" -
Два слова брошенных
Кислый запах вчерашний,
В комнате много тел -
Ошарашенный,
Кто-то пел.
Две линии, прежде прямые
Поникли.
Свечи -
Свет изловленный на стене.
Родные
Печальные плечи.
  • .3.
Весь мой срам.
Стенки в горошек,
Утру - быть.
"Ты - хороший,
Может быть..."
В зеркале твоего лица
Только глаза.
Для слепца,
Вроде меня, нет пути назад
"Нет" и "Да",
"Да" или "Нет" -
Не замечу.
Бред.
Печальные плечи.
1990

По воспоминаниям о прежних встречах с любовью

В сердце колко и холодно,
Как будто падаешь.
Молодо или не молодо -
Разрублено наотмашь.
Курю затравлено
Один.
Всё правильно.
Господи!..
Простынь смята вчерашней любовью.
Вспомнить ту с кем был
Нет сил,-
Да и не стоит.
Так противно, как будто съел
Вареный лук из супа
Во рту - клей.
Глупо.
Хочу чистоты! Нежных
Касаний губами.
Не хочу больше прежних.
Амен.
1990

За сонной прелестью полей,
Полуприкрытых одеялом
Из облаков души моей,
Мне представлялись идеалом
Всемирной бездны два крыла
Того коня и той богини
Но, где вы, прелести, ах, ныне
Когда душа ума полна.
1990

Прижми страницу тяжестью любой
И отвлекись на вид за океаном
Окон и стен.
Любовно
Протри все завитушки рамы. 
Не будь скопцом, как говорил А.С. Пушкин
И возжелай такого же себе
Не безделушки -
Весь мир.
1990

Моргая томными ресницами, 
Смеясь над глупостью людской,
Перечеркнутыми страницами
Возвращать покой.
Злостью от непонятности
Капать слезами со щек.
До безвозвратности
Повторять урок.
Плоскостью языка
Зачеркивать близость,
Смотреть на закат
Снизу,
В перекидном календаре
Встреч
Страниц до корней
Не беречь.
Любить очень мало,
Обжегшись на молоке.
С карнавала
Уходить налегке
В одиночестве искать что-то,
Не поддающееся описанию...
Господи, как всё просто 
Читай Писание.
1990

Перед отъездом

"Я изучил науку расставанья..."
О.М.
Пики деревьев на фоне неба
Напоминают узор оград -
Частый гребень
Вдоль петербургской дороги в ад.
Тонет в песке чужих взглядов
Гулящая женщина
За оградой -
Тень, тишина.
Под душем из листьев,
Медленных как сон
Город моих мыслей
Раскрывает зонт.
Одинокая лента
Блестит грустно.
На табуретке постамента 
Пусто.
1990

В проеме расставанья
Слова бессвязны и важны
Музыкой Вагнера
Стон часовых пружин
Серебряной зеленью небо
Окрашено
Вокзальным цветом
Башенным
На картинке вращается глобус
Желтый синий автобус
1990

Армагеддон

Скупые фонари моей души
В переулках без названия
Где ветер мыслями першит
Ранними
Промытыми огнями встретили
Третье.
1990

Из восточного (2)

  • * * *
Так всегда: если сам знаешь мало,
То никто не подскажет.
1990

К несчастью

Зелень дерев и трав
Наполняет движением воздух
Старая хохма: лев или прав
В воздухе роз дух.
Блеклое небо не меняет
Красок земли.
С неба на землю: я - ей
Объясняюсь в любви.
Успеть сказать все слова
В нижнем слое неба,
Целовать...
Небыль.
Гордый цвет души,
Боль обмана,
Небесные ковши
Дурмана,
Пролитые безвестными старухами
С придуманными именами.
В том, что всё рухнуло,
Мы виноваты сами.
1990

Ночеобразное

Тишина петербургской ночи
Доверилась мне впервые,
Слезами строчек
Проливными.
Шум одиноких машин -
Почти кощунство
Куда спешить?
Безумство.
Я не успел дописать
Этих строк
Как ать-два, два-ать
Воздух наполнился шумом дорог.
Стало понятно почему
Стихи такие.
Ночная жизнь
Муз -
Стихия.
1990

Одинокие люди живут рядом с белым простором,
Ожидают в длиннейшей из очередей.
Светит солнце, сияют глаза, пустота подавляет
Даже самых счастливых и добрых людей.
1990

Откуда этот горький тон?
Откуда мысли черные, как зависть?
Как будто я - не я, и не влюблен,
Как будто не причастен таинств.
1990

Сонет

На кухне одиноких этажей
Расставлены простые табуретки 
Посередине - стул и дядька - ворожей
Бросает в чашку древние таблетки.
Сейчас сюда придут гадать
Две королевы, три принцессы, фея.
Их платьев кружевную гладь
Соткали музы и Психея.
Всё в полумраке. Одинокий свет
Ждет приходящих тет-а-тет.
Рванитесь через время и пространство
К нему - синониму и смыслу постоянства.
Две королевы, фея, три принцессы.
Везде финал одной и той же пьесы.
1990

В слепом подъезде баба - ночь.
Мигают фонари,
Затейливый рисунок строчек
Не связан с цифрой "три".
На плотском полотне экрана
Рождается объем.
Как странно
Быть в темноте вдвоем.
Почти придуманная сказка
Благоудачная не очень
И, как надвинутая маска,
Твое "покочи ночи".
1990

В горестном недоумении
Как жить дальше,
Тем не менее,
Хочу обойтись без фальши.
"Время всё лечит",
"Время ставит всё на свои места"...
Пусть так легче -
Буду ждать.
1990

В черных днях закутано,
Спит мое спокойствие -
Никогда уж мне
Не бывать безудержно
Не бывать счастливым.
Сколько было прожито -
Всё собой отмерено...
1990

Prolongatio

Кругами ночной сини,
Стуком висков
Утренней половине
Не хватает слов.
Стеклянный надзор очков
Переворачивает бессмыслье 
Стуком подков
На коромысле.
Балконные створки тем
Распахнуты,
Сижу, читаю, пишу и ем 
От боли уже не ахнул бы.
Овраги городских голов 
Проточены реками слез.
Из чужих липких углов
Не построишь страны Оз.
Локоть гнева в чужом рту
Не оставляет надежды, 
Даже если к апостолу Петру
Едешь ты.
Будет давить на горло сон,
Жильцы лягут в свои кровати...
Утром, выйдя на балкон,
Кто-то скажет:
"Продолжайте".
1990

Лес после

Прямой ствол одного дерева
Мне подарил движение вверх 
От самого древнего,
До невинности дерзких,
Листья, прямые до мягкости,
Пели песню тишины,
Разноцветные ягоды
Вслух не любили весны,
Округлости редких подарков
Прятались в тень,
Ярко
Продолжался день,
Шелест полета раскрытых глаз
Скрывал трепет в груди...
Впрочем, всё было напрасно,
Всё уже позади.
1990

С молитвой к Богу вознесясь
О примирении противоречий,
Во сне - у междометий 
Пытаешься нащупать связь.
Всё вместе - бесконечный рой
Благочестивых искушений,
И, вот, почти без искажений
Наутро видишь мир иной.
1990

Первое дочке

Зеленый заяц прыгает по лесу 
Его совсем не видно на траве. 
Зеленый заяц, королева фей, принцесса...
Ты будь кем хочешь в сказочной стране.
Придумывать игрательные страны
И верить выдуманному
Мы будем вместе,
Анна, Анютка, Анечка...
И никому
И никогда не смочь
Поссорить нас: отца и дочь.
1990

На свой день рождения

Псалмопевец нечетных числ
Заскорузлыми пальцами книг
Переворачивает страницы жизни,
Находит смысл мыслей,
Доливает воду в Стикс,
Открывает ворота ризниц.
В рыжих домах спокойствия -
Переходах между улицами -
Каждый рассказывает о себе.
То, что происходит с другими,
Можно назвать повестью,
Пожалеть (похвалить), побыть умницей,-
Вспомнить о сентябре.
Перевод на человеческий
С человеческого языка
Дается труднее всего.
Поздно вечером
На закат
Молитва - вопль.
Арки и дома наваждения
Зелены лиственным цветом.
День рождения
Закрывает прошедшее пледом.
1990

Одиномузыка

Белый столб неспешной луны
Отделил меня от всего.
Отделил от всех иных,
От желаний и воль.
Просека в звездном лесу,
Распространяющаяся как пожар 
Млечный путь 
Прислушивается к шагам.
Дровяной стук
Замерзшего сердца -
Скерцо
Из рук.
1990

Складки ковра листьев

Осень - еще молодая девчонка,
Любит ходить по мягкому.
Насыпает под ноги
Древесные письма.
На этом ковре с коротким ворсом
Хорошо танцевать.
Ветер морщит его -
Музыка шуршания.
Только не вальс -
Такты расчерчены иначе...
Девчонка - осень
Не влюбляется.
1990

Салатный прибой застыл
Зима
Пришла, свой костыль
Ледяной уперла в дома.
В темноте льда
Искринки,
Горизонтальная даль
Кружится в ритме пластинки.
Снег отбил ладошки
Хлопья лежат чинно.
Лунная дорожка
Вьется вдоль гардины.
Подмигивают фонари туману,
Над бездной мира - человек.
Там - тоже снег,
А надо - манну.
1990

Лесенка крыши
Ведет в небо.
Или выше,
Но я там не был.
Начинается имя
С заглавной буквы
Мое и Рима.
Ух, ты, ух, Вы.
Синий ящик
Глотает всё:
Счастье
И небытие.
1990

На Рождество. (Впечатленное И.А.Б.)

В проеме дверей
Переплетенье теней.
Там есть и я,
Рассредоточенный (или, проще, размазанный).
Деревянный проем -
Сказочный окоем
Томного бытия,
Прикрытого фиговыми листами - пустыми фразами.
Друг меня пожалей-ка,
Пусть поплачет жалейка,
А лучше - саксофон
В пустом зале доходного дома на Невском.
Это мой каприз.
Я хочу в парадиз
Не в тунике - в простом,
В домашнем, чтобы не выглядеть общим местом.
В параллели глухих
Оглушительный хих
Ортогонален событью
Выплескивающейся красоты женщин и деревьев.
Выключатель снов
Лампочек и потолков
Токопроводной нитью
Пересекает дорогу всех шариковых ручек и перьев.
След головы на подушке -
Оловянная кружка.
Милостыня Бога
В виде судьбы в нее падает мелкой монетой:
Под одеялом прятаться,
Идти вперед или пятиться.
Линия тока
Никому не видна. Возвращаясь к началу, дверной проем - это
Способ выхода из
Рая тире парадиз -
На коленях стоять
Так же неудобно как и на голове.
Я не отрицаю,
Но не похож на цаплю.
Отвердевать на "ять"
Непозволительно, если ты пловец.
В общем и целом,
Я могу считаться спелым,
То есть готовым,
Созревшим мужчиной и человеком.
Поэтому остаюсь, с почтеньем,
Надеюсь, не утомились чтеньем
И я не потряс основы,
Впитанные с материнским млеком.
1990

Крупно о проблемах

На линолеуме - коричневые кляксы
Вчерашних волнений.
По двадцать рублей за штуку продают баксы,
Но где взять денег.
Спасательная ручка безгрешного выхода
Отломана напрочь,
Любой божественной прихоти
Открывающаяся на ночь.
Пегие полосы снега на вертикальных плоскостях
Напоминают следы слез.
Вьющийся и трепещущий под напором ветра стяг
Не замечает этих полос.
Кровные узы родственных душ
Осложнены расстоянием,
Как в отношениях жена-муж,
Вынесенных на общее собрание.
1990

Забытая лампа светила всю ночь,
И женщина - постельная принадлежность
Выходила не из снов - из почт,
Забывая в конверте нежность.
Плиссированная память разочарований
Мнется очень трудно.
Принимая душ в ванне,
Нельзя кормить грудью.
Раздвигая ноги судьбы,
Овладеваешь всего лишь женщиной,
Хотя, вроде бы,
Судьба - девственница.
1990

Малиновой проповедью грядущих бед
Не удержать уходящих.
Когда толкает под руку бес
Жди несчастий.
Прыгающие вверх не смотрят вниз
(Знал бы - солому).
Поэтому,- давайте, до положения риз,
До впадения в кому.
Собрание верхних нот
Заканчивается дождем.
Удержать уходящих от
Нечем.
1991

Тебе не быть ни великой ни жалкой.
В обычности и суете закончишь ты.
Мужней содержанкой.
Бог или Дьявол не защитит.
Преданной (в обеих смыслах)
Ты не будешь.
Если не дано, то извини.
Только и надежды, что полюбишь.
Только и надежды.
Всё. Ни-ни.
1991

Перед ужином наедине

Всё просто: запахло зимой
Из холодильника.
В тишине неземной
Что-то есть от насильного
Вламывания в человека
Оперативным путем.
Божественный лекарь...
Впрочем, не о том.
Итак, снежным настом,
Ветром, Рождеством,
Чем-то прекрасным,
Еще не сломанным.
В комнате, полной съедобных запахов
Настежь распахнута память.
Волшебное снадобье -
Наледь.
Прин-ци-пи-аль-но-е зеркало
Отражает попытки забыть.
Если уже прервано,
Уже не возвратить.
1991

Один-ночь-ество

Письменные принадлежности
Определяют стиль письма.
От поспешности
Болит голова.
Треугольник любви
Замкнут наглухо.
Се ля ви -
Банально, до наглости.
В перпендикуляр высоты
Упираюсь сослепу.
Разводить мосты
Possible.
1991

Всё не так

Антенные усы не связывают нас.
Балдашник без приставки не бывает.
Быть полосатым может и матрас.
Не только радости приносит аист.
В бутылке обнаруживается вода.
В приемнике - шумы и хрип.
Мы - в разных городах.
Я болен - грипп.
Незаведенные часы устали и стоят.
Нет в магазинах ничего, что можно подарить.
Из самых-самых слов выдавливают яд.
Ах, неужели, Бог кого-то ненавидел...
1991

Памяти В.
В пролете лестницы нет ничего
Кроме самоубийства
Воск
Стекает с капустных листьев.
Кропотливые судьи
Узнают все тайны
Остальные люди -
Вряд ли.
Самая длинная ночь
Прекращается только наполовину
Из бочки
Не насыпают хину.
Красный цвет неба
Меняет все оттенки.
Когда читают требник
Не держатся за стенки.
Стоящий на волне
Не выше ли чем бегущий.
Дорогу осилит идущий,
Но не на коне.
1991

"Авторский замысел"
Е.Б.
В небе - многоточье созвездий.
В домах - кляксы окон.
От одинаковых лестниц
Отходят боком.
Короткая жизнь звука
Всё же длиннее чувства.
На грани глюка
Не страшно буйство
Теней и красок.
И запятых.
На саврасок
Не ставят золотых.
Шип магнитофона
Гораздо больнее розного.
Лилейные листья клена
Заострены кознями.
Пение шара
Перемешивается с нелюбовью.
Звук гитары
Не мешает Прокофьеву.
Имена, данные от кого-то,
Отмеряют благоволение.
Во время полета
Не страшно столкновение.
1991

Картонные дома из гадальных карт
Шепчут ночами не только правду.
Не всё ли равно что на дворе - ноябрь или март
Бравурная музыка или траурная.
Июльских дач клубничная бездонность
Спасением не стала.
И перекрестье окон
Нас не угадало.
1991

А.Б.Л.
В маленькой комнате ниже уровня моря
Все восседают в одном глазу.
Настежь распахнута дверь. "Sorry",
Говорит некто, кладя баранку на зуб.
Голосострунный звук сменяется запросто шумом
Или, к примеру, магнитофонным нытьем.
Для тары уже не хватает сумок.
Однако: "К Волге? - К Волге! - Нырнем? - Нырнем!"
Два брата не здесь и женщин нету
И шум основной производит хозяин.
А на полу и на табуретке
Лежат россияне и не россияне.
"Дорогая дорога" -
И себе и уму.
Послушай, Серега! Наливай!
И нам и ему!
1991

Сонет

В цикадном небе у меня
Фонарное одиночество.
За столько лет не было дня,
Которого больше не хочется.
Призраки деревенского дома
Загоняют в сон,
Шуршащий рядом зов грома
Уже давно не произнесен.
Абрикосовый запах света
И дорога, ведущая внутрь,
В это лето
Принесли смуты.
Слово, произнесенное многажды,
Не спасает от жажды.
1991

В ожидании тайны
Или просто застыв,
Не желаю быть крайним,
Забываю про стыд.
В королевской постели
Можно сна не найти,
Даже лежа на теле,
Намурлыкав мотив
О березках и соснах,
О любви под звездой.
На часах - уже поздно,
Да и я - молодой.
1991

Совершенно незнакомой девушке, которая сидела напротив меня в электричке и смутилась, когда я, разглядывая ее красивые ноги, подмигнул ей

В голых ногах
Есть две крайности:
Слушать мужские "Ах"
И дефилировать в праздности.
Спящая молодость лет
Заливает смущением.
Даже бездарный поэт
Забыл бы о времени.
Двуглазая остановка
С пляжным купанием
Ловко
Прервала свидание.
1991

Что, где и как

Т.
В прутьях скамейки
Скрывается нежность листьев.
В местах склейки
Всегда нечисто.
В суповых кнедликах
Есть запах колосьев.
Среди бездельников
Тоже есть гости.
В луже слез
Купаются не только дети.
За прозу
Стихи не в ответе.
Небесной глазури
Не хватает глянца.
Тот, кто не курит,
Не пропускает танца.
Девушка, полная жара,
Часто скучает.
Без базара
Нет ни одной стаи.
В проводах
Живут люди.
А когда?
Когда-нибудь.
1991

"Вообще ненавидеть,- труд неблагодарный, напрасный..." 
М.Ф.
Ни вернуться, ни увидеть
Говори - не говори.
И сестра - царевна Лыбедь
Закрывает фонари.
Сигаретное колечко
Обручает говорящих.
Искупаться в речке
Детство
Можно и по-настоящему.
Epistole сожжены,
Всё разрублено, избыто.
Имя бывшей не жены
Выбивают все копыта.
Комары всё так же ноют,
Им не до вегетарьянства.
Две собаки под луною
Поклялися в постоянстве.
Имя гор (читай Писанье),
Могут быть мужского рода.
Я люблю.
Дурак, но странный.
Тем опасней.
Как погода.
1991

Е.С.
В разгуле яблочного сна
Оставить настежь двери, окна.
Пусть из раскрытого окна
Растрепанными локонами
Взлетает занавеска.
Сон
Нарушен быть ничем не может.
Не страшно, если подоконник
Немножечко намочит дождик.
Пусть дом открыт - в него беда,
Быть может, реже постучится.
Пусть будет он как есть.
Всегда.
Пусть ничего с ним не случится.
1991

Сантименты с утра -
Быть неделе ни к черту:
Три на полтора -
Вместилище мертвых.
Стройный колонный ряд
Прерывается плачем.
Пересчитывать цыплят
Можно и по-кошачьи.
Постепенный успех
Никому не нужен.
Брать на душу грех
Не боится тот, кто служит.
Часы без стекла
Обычно лежат дома.
Плата за страх -
Кома.
1991

Сонет

"Медленно и г у м а н н о
Боль порождает шлюх."
М.Ф.
Поздно вечером я проснулась.
Я - шлюхой ставшая поутру.
"Malleus Maleficorum" по улицам
Звучит набатным колоколом.
Собственный голос почти уснул
Страх смерти сковал железки.
В уме дикое кровосмешение рисунков
Дали, Эшера, Иеронима Босха.
Свобода для совсем не такая
Как свобода от.
Тот, кто откроет ворота рая,
Когда-нибудь придет.
Одиночество - эманация страха,
Как рывок ворота рубахи.
1991

Из восточного (3)

  • * * *
Сколько надо вычесть,
Чтобы полюбить сложение?
  • * * *
Увидеть в темноте -
Как это просто.
  • * * *
Уже неизвестно
Что лучше.
1991

Дорога

Поездная дорога
Подобна люльке младенца,
Только одетой строго -
Не в полотенце.
За окнами - пейзаж во мраке,
Огни - звездоподобны
В послепотопном страхе
Качаются - остры и злобны.
Во тьме окна большой изыск,
Зеленоглазое забвение.
И возникает близко-близко
Божественное песнопение.
1991

Призрак метро
Снимает возражения.
Мысленный тромб
При этом меняет положение.
Самая верная женщина
Иногда вызывает раздражение.
А деревенщина -
Во всем теле жжение.
Разноцветность дорог
Сливается в радугу.
Если продрог,-
Другой и не надо бы.
В расставлении ног
Больше от одиночества.
Даже пророк
Любил почести.
Попытка
Скрыться в чужом теле
Обречена, Рита,
На самом деле.
Найти калитку
Мы не сумели.
Как в сказке, нитка
В огне сгорела.
Плотно сложены камни.
Жизнь движется плавно
Освобождение в пламени,
Господи Боже, дай мне.
1991

Огрехи прошлого

Розовелое небо за окном
Сиреневым ядом воздух напоен.
Клитимнестра с Орестом жалобно поют
Рядом с ними трое в стороны блюют.
Девять телок разом отдались быку.
У смотрящих слюна и пот ручьями текут.
Радуга от земли к земле протянулась
Как будто Гея беременная вздулась.
Дорогие мои! все во мне живите.
В памяти моей очень частом сите.
Кто придумал всё, это мне не важно
И поэтому жить совсем не страшно.
1991

Совпадение случайностей

А.Б.
Серые перегородки со всех сторон
Удерживаются светом из глаз.
Раньше считалось: только втроем
Можно пожить всласть.
Летящий силуэт на ногах
Вряд ли что-то меняет.
Побеждать страх -
Уже мало.
Бичеванье души -
Повод не признаваться
В совершеньи больших
В день раз по двадцать.
На деревьях цветы
Редко, но появляются.
Круглогодичные коты
Ими тогда объедаются.
Тайнопись покровов
Вряд ли кем расшифрована.
Совпаденье души и крова
Как же это здорово.
1991

Взгляд в чужое окно

Соединенье искристых брызг
С холодом стекла.
Зимой и летом антреприза,
Вечером - халат.
Усталых клавиш разнобой.
Стремительная тишь.
Желанье быть рабом (рабой),
Отправиться в Париж.
Полет на кончике пера.
Бессонница во сне.
Порой желание приврать,
Желание краснеть.
Жестокость истин и молитв.
Безмыслие утра.
Помочь нельзя, когда болит.
Вот, если что, продать.
1991

Дорогому и другу

М.А.Ю.
Переплетение людских дорог
Иногда выпадает числом "семь".
Пусть банально, но это
Бог Напоминает: "Аз есмь".
Что-то, творящееся за окном,
Отодвигается дальше,
Кем-то запущенный метроном
Не остановится раньше.
Стекло преломляет свет фонарей
В заблудившихся душах.
Странно,- гораздо теплей,
Если умеют слушать.
Негоциант всего остального
Теперь стал слабее.
Хорошо, что моя дорога
Пересеклась с твоей,
Про что и пишу тебе я
1991

Сонет про подарки и т.д.

С.Л.
Кому-то являются на стене
Дьявол или зависть -
Т.н.
"Мене, Текел, Фарес".
Коричневый с голубым
Не рождают любви.
"Ды-гы-дым" -
Вряд ли конь, скорее "la vie".
Ряды плафонов (т.е. ламп)
Сливаются где-то
Там
За порогом
Света.
Иосиф
И Осип.
1991

Женщина или

Ю.
Два пышных батона
Выплескиваются наружу
Накладного картона,
Пошарив, не обнаружишь.
Две точки взгляда
И кавычки щек
Обещают награду
И что-то еще.
Всё это так -
Игриво немножко,
Как убегает от кота
Пыльная кошка.
1991

Тонкие стены человеческого существа...

Д.И.Г.
Тонкие стены человеческого существа
Преграда для паломничества.
Давно известно: кровать
Не повод для знакомства.
Сиплый кашель прощанья
Скрывает бессмертную краску.
Даже после бани
Разочаровывался не раз ты.
За поворотом ключа
Новый мир откроется ли.
Ага, сейчас.
Часы - предатели.
Иго судьбы над выей.
Вокруг тебя Богом
Выстроены двойные
Стенки окон.
1991

Нежное лицо гвоздики...

Е.К.
Нежное лицо гвоздики
Улыбается нам.
В глазах Эвридики
Бессмертна игра.
Присутствие свечи
Согревает взгляд.
Если душа кричит,
Где-то ее болят.
Лучше играть в куклы,
Чем играть в людей.
Мир - круглый,
Как тень.
Пусть кто-то уходит -
Останутся самые.
В продолжении готики
Излечиваются раны.
(Вместе с А.Громозовым)
1991

Расставание с братом

А.Г.
Чертова разница во времени.
И расстояния нагромождение.
До этого города тебе
Вновь начинать бег.
Где-то там, за краем,
Где мы никто не играем,
Вместо остывших слов,
Вместо колоколов,
По направлению спицы,
Проткнувшей шар,
Сливаются параллель и перпендикуляр.
Надо бы удивиться,
Да некогда, в спешке шагов.
Призрачный Петергоф
Машет тебе фонтанами.
В соответствии с планами
Приезжай. Навсегда.
1991

Деревянные размышления

Не хочу, чтоб прерывалось
Как записать словами.
Если судьба измялась
Разве отправишься в плаванье.
На паркете души
Разбросаны письма.
Танец пилы насмешить
Может только неблизких.
Пригвожденье к столбам
Бывает еще и позорным.
Самый проверенный план
Приводит к мертвым.
Объединенье деревьев
Приближает к кострам.
Выщипывание перьев
К лицу лишь петухам.
Оранжерейность пальм
Стала общим местом.
Любая правильность
Заканчивается манифестом.
Календарь на стене
Не дает забыть о времени.
Преклонять колени
Лучше там, где темней.
1991

Лесная сказка (Быль)

Сколько в немощи лесной
Скрыто разного.
Летом, осенью, весной
Пьем прекрасное.
Заходя за фонари
На окраине,
Вспоминаешь, раз-два-три,
Заклинание.
Под снежинками, со звезд
Упавшими,
Оживают конь и пес,
Долго спавшие.
В новом замке отдыхать
Им хотелось бы.
У хозяйки отыскать
Смелости.
Шаг назад - и фонари
Наваждение
Рассветили.
Повторить ?
А зачем ?
1991

Снисхождение к слабым -
Наживное дело
Как у бабы
Дородное тело.
Нежелание бить
Порождается, чаще всего, неумением, а
Дамско-мужская прыть,
Иногда, стремлением выбраться из дерьма.
Белые сапоги любого размера
По сути - те же валенки.
Предохраняющая атмосфера
Не дает появиться маленьким
Даже очагам
Чьего-нибудь недовольства.
Ау, Гамлет !..
К тебе посольство.
1991

Новогоднее Собратьям во животе

В настроеньи желудка
Нет никаких перебоев.
Пить хочется жутко -
Как племяннику Ноя.
Расползание вширь
Затягиванием не остановишь.
И наплевать (или
Грубее. (Зримее, что ли)).
Когда говорят
"Толстый - значит красивый"
Имеют в виду себя -
Образец красоты и силы.
Проходимость вниз
Для здоровья нужней своего антипода.
К этому устремитесь
В преддверии Нового года.
1991

Новогоднее детям

В далекой стране Заоконье
Творятся такие дела!
Там по небу белые кони
Летят, закусив удила,
Огромные замки и башни
Плывут, чуть касаясь земли,
Старушки веселые шашни
Укладывают на корабли.
Там два хоровода и елка,
Игрушки, картинки, еда,
Длиннющая книжная полка
И папина борода.
Картинки меняются ветром,
В них солнце играет с дождем
В стране Заоконье секретной,
Придуманной вами вдвоем.
1991

Из восточного (4)

  • * * *
В мире много разного,
В том числе и всякого.
  • * * *
В соединеньи очень разных лиц
Так хочется увидеть неслучайность.
  • * * *
Очень больно терять,
Но еще больней потеряться.
  • * * *
Когда хочется умереть,
Лучше - жить.
  • * * *
А скучаем мы только тогда,
Когда вспоминаем.
1992

Разноцветные линии
Висят вдоль моей дороги.
Очень длинные.
Их порядок - строгий.
В начале я думал,
Что они белые и черные.
Сам себе казался умным,
А оказался зеленым.
Наверное - это мудрость:
Видеть гораздо больше.
Надеюсь, это нетрудно,
Легче, проще.
Интересно, там, далеко,
Где линии сливаются в точку
И кажутся белыми, как молоко,
Они разноцветные?
1992

Полдень

В желтом цвете всё же есть
Какая-то определенность:
Цветы, золото, крест,
Полуденное солнце.
В обрамлении синего
От темноты до голубого,
Неприятие Имени
Перечеркивает произнесение Слова.
Обожествлять происходящее
Легче всего, закрыв глаза.
Исполнение частностей
Не отменяет зла.
1992

Я хочу дом
Из красного кирпича.
Я хочу снова
Спать по ночам.
1992

Прятки

Два человека в одной кровати,
Укрывшись от ветра одеялом,
Одним, как гипотенуза у катетов,
Переплетены двором постоялым.
Как назло, нет насекомых,
Даже поговорить не о чем.
Жизнеописанием двухтомным
Делится девочка.
В скользких словах об одинокости
Не удержаться правде.
В мужском теле мало кротости,
Но движенья - плавные.
Тени ночного огня
Подменяют игру рассветом.
На экране полотняном
Высыхают следы деток.
Пара глотков из носика,
Утро - нараспашку.
А на все вопросики
Натянуть рубашку.
1992

Я не боюсь, что разлюбив уйдешь ты,
А лишь боюсь, что не успеешь полюбить.
О.Ч.
Дверь расстояния разделила нас
На два чужих существа.
Свет в окошке давно погас,
На крыльце - трава.
Мы согреваемся каждый
У своего очага,
Утоляя жажду
При свете ночника.
Бессловная сигарета
Дымится горько.
Взрослые секреты
Оставляют голеньким.
Что же это было?
Ведь не день, не год.
Ты ли разлюбила,
Я ли не сберег.
И опять вопросы,
Жгучие и злые,
Камнем звездных россыпей
Прижимают выю.
1992

Потеря

Какая разница - письмо или поцелуй,
Если назревший финал прижал к подушке,
Колдуй-не колдуй
В застиранной ночнушке.
Простые слова
Уже сказаны.
Болят голова
И язык, обожженный пустыми фразами.
Нечеткие тени в доме
Разрастаются по стенам -
Пока мы помним,
Нет места переменам.
Освобождение для
Больше освобождения от.
Продолжается петля
За поворотом?
1992

День 10 июня

Е.Б.
Расстояние до неба, говорят, нельзя измерить -
Может нет, а может быть.
Мне помогут в этом звери,
О которых не забыть.
Люди ищут смысл в книгах -
Может нет, а может быть.
Подними повыше иго -
Я хочу тебя любить.
Объясняться перед Богом
Будешь ты и буду я.
Я хочу сказать о многом,
Я и вся моя семья.
Расставание печально, но оно не навсегда -
Может быть, а может нет.
Мой привет
И пожеланья передам по проводам.
Женя, Женечка, Евгения,
От санкт-питерского гения
Два огромных поздравления
И еще поменьше два.
1992

На столе умещается больше,
Если он на полу.
Ветер скатерть морщит -
Получаются клумбы.
Пышным цветом на них
Распускаются рюмки.
Если кто поник,
Проснется от шума.
Брызжет через край
Молодость и веселье.
Пей, пой, играй,
А устал - в постельку.
1992

Письмо

Друг мой старый, друг мой верный, не надейся, не проси,
Всё приходит и уходит незаметно.
Я когда-то, если помнишь, был по-своему красив,
А умен остался - это несомненно.
Всё приходит и уходит, не на час, не навсегда,
Срок настанет - не удержишь, не поймаешь.
Из деревни убегают в голубые города
Те, которых знаешь и не знаешь.
Я останусь непременно, жизнь, конечно же, права.
В этом доме одиночество - дорога.
Боль уйдет, на вольном поле снова вырастет трава.
Всё что было, всё что будет, всё от Бога.
1992

Сладкое время разлуки

После ссоры
Лучше тебя не видеть.
Разговоры
Не помешают планиде.
Знаешь ли ты сколько боли
Вмещается в пять минут обиды?
Я - одинокий нолик,
Празднующий Иды.
Совесть чиста только один раз,
Дальнейшее - неизбежно.
Закручивание дрязг
Вряд ли вернет нежность.
Так приятно копаться в себе,
Искать невозвращенье,
Один ответ на семь бед -
Отравленное печенье.
Сумасшествие близко,
Разве что, смерть дальше.
Ты - артистка,
Я - маленький мальчик.
Приближается утро,
Солнце и заботы.
Будущее смутно,
Как непридуманные ноты.
1992

Тихая музыка

В городе, переполненном ожиданием осени,
Единственный островок неприкрытого лета -
На высыхающей простыни
Тени кордебалета.
Ласковый луч уходящего солнца
Смыл с площадей дорожки слез.
Ночью опять смыслом наполнится
Противостоянье берез.
Скамейки - пусты. Автобусы - ленятся.
Шорох свободы приносит сон.
Во сне обязательно склеится,
Всё, что разорвано днем.
1992

Разрыв

Лежа под одним одеялом,
Не говоря почти никаких слов,
Они стали добычей дьявола,
Забыв про любовь.
Признаваться в предательстве
Труднее всего себе самому.
Когда изгадишь постель,
Трудно уснуть.
Грязь с тела
Смывается не легче, чем с души.
Кончив смело,
Можно всё сокрушить.
Соединенье мужчины и женщины
Иногда пачкает всех вокруг.
Ледяную трещину
Не вылечить трепетом рук.
1992

Тяжкий вздох перед грозой
Давит на сердце.
Вот бы по лужам, босой,
Смыть года, радостью меряться
С той, девчонкой двенадцати лет,
Топающей до удовольствия сильно,
Мечтающей купить велосипед
И одежду стильную.
Бежать за облаками до горизонта,
Играть в фанты и дочки-матери,
Смеяться звонко,
Кататься на катере.
Сесть бы в трамвай
До улицы Раньше,
Вернуться в май
И жить без фальши.
1992

Летний сад ночью

В дымном круге свете
Пляшет клоун
На доске,
Судьбой коронован.
Нелепых тугриков счастья -
Полный карман.
Глаза - настежь,
В голове - туман.
Пустые кресла партера
И скамейки галерки
Напоминают Terra
Incognita или норку.
Изменяющийся во времени
Свет
Играет деревьями
На траве.
1992

Н.В.
Колючие и твердые осколки прежней веры
Уложены в подушке.
Ни к черту нервы,
Хочется выпить воды из оловянной кружки.
Возвращение имени
Приносит боль.
Господи Боже, ты мне
Дай забыться, хотя бы в застолье.
К телу чужому не прикоснуться,
Душу не спрятать.
Утром
От безнадёжности хочется плакать.
Сиплый вой загнанных мыслей
Сужает круг.
Эй! Кто-нибудь близкий!!!
Дай мне руку.
1992

Лихая челка не скрывает взгляд,
В котором скука и усталость.
Мы встретились случайно,
И так же расстались.
1992

Солнечный поворот валдайской дороги,
Как волны на берег, выносят нас
К вниз и вверх убегающим строкам,
Предлагая читать рассказ.
На остановке, на самой вершине,
Рифмы пространства вдруг звучат.
Если всё время сидеть в машине,
Легко заскучать.
Легкие руки холодного неба
Солнечных струн еле касаются.
От горизонта - далекого нефа -
Слышен гром - Бог ругается.
Четыре часа пролетят незаметно,
Дом привычно раскроет объятья,
Освобождая от, наверное,
Нужного, но прошедшего счастья.
1992

Надоедливая суета метро
Позволяет остаться одному.
Особенно после литровых
Возлияний почти наяву.
Легкость мыслей и тяжесть тела
Соединяются в лени.
Еле слышный запах омелы
Растворяет сомненья.
Сполохи пролетающих станций,
Тихих, пустых, по случаю ночи,
В такт сумасшедшему танцу
Оберегают от порчи.
Уставшая вереница ступенек
Поднимает последний сегодня груз.
Я выхожу, благодарный пленник,
И, чтоб вернуться, не обернусь.
1992

Вальс

Светит в ночи далекий фонарь,
Множась в стекле окна.
Дневная охра и киноварь
Высохли до утра.
Тонкие иглы далеких звезд
Колют мои глаза.
Качается медленно лунный мост
Вперед, назад
1993

Почему только во сне
Можно летать? -
В тягостной тесноте
Видятся стол и кровать.
Легкие гирьки уставших дел
Шариками не приподнять.
Я сказал то что хотел,
теперь бы еще понять.
1993

Ветер несет вести
Быстрее, чем провода.
В этом мире есть ли
Печальнее что-нибудь, чем "навсегда"?
Даже любить
Навсегда.
1993

Такты (1)

Вертикальность стены
Нарушается окнами,
За окнами - мы,
Отделенные от мокрого
Этим тонким слоем
Прозрачного зонтика,
Здесь, в покое,
Вдвоем сидим.
1993

Мучаясь обеими муками совести...

Мучаясь обеими муками совести,
Забывая полноту поллитровок,
Я хочу все новости
Оставлять в огне духовок.
1993

Я снова в поезде -
Один и не один,
Сбежал из повести -
Слуга и господин,
В страницах стареньких
Оставивший друзей.
Сегодня - маленький,
Сегодня - чудодей.
С колесной песней
Уезжаю вдаль,
Силач известный
И безбожный враль.
Я привезу туда
Свои дела,
Покой пруда.
И, сидя у стола,
Спою и расскажу
Про нашу жизнь.
А, после. попрошу:
"Вернись!.." Вернись...
1993

Из восточного (5)

  • * * *
Запотевает стекло от дыхания осоловелого.
Тряпкой засохшего языка вряд ли вытрешь его.
  • * * *
Трудно писать письма.
И мыслить.
  • * * *
Половина победы
Над чем бы то ни было.
  • * * *
Способы объединения душ
Труднее способов объединения тел.
1993

Угол Московского проспекта и Благодатной улицы

Пересечение троллейбусных проводов.
Свет желтого маяка.
Цоканье резиновых подков по рельсам трамвая.
Неторопливая смена положения облаков.
Шелест деревьев, песка.
Первая лужа, вторая.
1993

Абрикосовый цвет стены
Вовсе не аппетитен.
Скорее наоборот. Но сны
Его изменяют, что не говорите
Вообще это странное
Времяпрепровождение
Властвует над странами
Чаще любой власти и вожделения.
Сколько-нибудь заметный
Человек, тем более гений,
Часто не спит ночами, бедный,
Работает до посинения.
Я и сам был такой же,
Пока не обленился, -
Теперь пузо и спички ножек
Не помогут выплыть из Стикса.
Да что там... Даже из лужи,
Именуемой повседневностью
Подняться до Жены и Мужа
Труднее, чем медведю удивить всех напевностью.
1993

Неосознанная достаточность

Зебра под пешеходами корчится, рвется
Обратно домой, в пламенную страну.
Плохо ей, а цепям на ней так хорошо поется,
Гостеприимно машется мастеру колдуну.
Да, согласилась, да, самостоятельно,
Да, вырыла яму, да, не убежать.
Облагородит цепи дней и сырости патина,
Но не сделает легче и не поможет снять.
1993

А.Ф.
Запустение в моей душе,
Одинокое времясобрание.
Выборы и ориентиры затуманены.
Скользкие пути кажутся предпочтительнее остальных,
А подлая сволочь - жизнь лягает копытом под дых.
Грубое марево быта ответы оборачивает в вопросы
Предлагая копаться в отбросах.
Спешка толкает в спину,
Недоговоренность завораживает,
Магия цифр и символов
Тоже не отвечает, а спрашивает.
Ломка от отсутствия определенности
Почти непреодолима.
Бог! Дьявол! Возьмите меня! Выберите!
И с горы перенесите в долину!
1993

Гуляя по лесу с веселой девчонкой,
Я слушал деревья и строил мосты.
И трогал своей шаловливой ручонкой
Девчонку. И падал в кусты.
1993

Два дурака во мне одном
Передрались перед рассветом -
Переплетенные сном,
Забывшие об этом.
Больно? Конечно. Сам - дурак,
И во сне еще дурнее.
Выплюнул и свернул кулак,
Словно от этого стал сильнее.
В мягкое? Да, именно так.
В женское. И не скрипи, половица.
Обезнадежившись, до утра
Выдумываешь деву-девицу.
На подоконнике - пустота,
А за окном - течение жизни.
Легче научиться летать,
Чем помирить дураков, особенно, внутри себя.
1993

На кухне - прелый запах,
Там на столе разложены грибы.
А на ногах - пора домашних тапок
Итоги осени с полей рябых.
Пустое бессердечие подвалов
Всегда внизу.
Как дно канала
Не помнит и не видело весну.
Храня сосредоточенное нечто,
Присутствует невидимо везде -
В случайном взгляде, брошенном навстречу
В напоминанье о судьбе.
Стеклянный гнет покорностью наполнен,
И помощи не требует. Зачем?..
И набегают. равнодушно, волны...
(Какая пошлость! Впрочем, ну и что?..)
1993

Собрату - поэту

Я знаю прописные истины,
Я сам придумываю их.
И на оградах письменных
Вставляю в стих.
Я уличу свое невежество,
Я ничего не побоюсь.
Я буду строки слов прореживать,
Выпалывая "ять" и "юс".
И, в одиночестве надуманном,
Сравняюсь вымыслом с богами.
Покину суетность. И шумными
Шагать по комнате начну шагами.
Объединю объятий чувственных
Желанье с жаждою тоски.
И чушь свою
Я гордо назову: СТИХИ.
1994

Околесица-куролесица
Завертела меня.
Самодвижущейся лестницей
С полдня.
Пиво - пить, водку - кушать.
Разговоры - болтать.
Понемножечку слушать,
Понемножечку врать.
Гостевое похмелье
Поджидает с утра.
А сегодня - постели
И стихов мишура.
1994

Из восточного (6)

  • * * *
Положение между, то есть дорога,
Предпочтительно с разных сторон.
  • * * *
У меня в кармане
Поселилось настроение.
  • * * *
Еще вчера был снег,
Слежавшийся за зиму.
1994

Соблазнение

Плывут по небу тряпочки облаков,
Лобовое стекло Земли вытирают.
Кто там нажмет на "газ" из богов
Мне всё равно. Пусть скорей нажимает.
Хочется звезды менять на дни,
Плыть поперек и вдоль.
Хочется новые тайны хранить,
Чувствовать радость и боль.
На убегающий горизонт
Прыгнуть хочется мне,
Чтобы смотреть бесконечный сон -
Поверхностей полонез.
В яростном ритме бушующей музыки
Я постигаю гармонию истины,
Чтобы, вернувшись на тропочки узкие,
Ткать покрывало чарующей мистики.
1994

Такты (2)

Ирэне
Вечер согреет резкие краски,
Музыка станет legato и largo.
Снова мы просто Венерки и Марсики,
Пьющие чай на веранде у Марка.
1994

Истории (1)

Два голоса преследуют меня,
Навязчиво выбалтывая тайна
Прошедшего и будущего бытия.
И каждый говорит: "Продай мне
Кусочек маленький своей души,
Не всю. Ты не заметишь даже
Пропажи.
А дырку можно и зашить."
1994

Эта река течь не спешит,
Нежится в берегах,
Вдоль которых рощи - ежи
Купаются в облаках.
Льется неторопливая речь,
Плещет улыбками,
Чтоб разговоры случайных встреч
Качались зыбками.
Трепетный шелк маленьких волн
Я одеваю утром,
Чтобы услышать тихое слово,
Сказанное кому-то.
1994

Посторонние мысли проникают в меня отовсюду.
Я хочу их изгнать и побыть в одиночестве снов.
Но, куда ни приди, всюду тесно, безумно и людно,
И вагоны метро подавляют рядами сосков.
От гармонии шума хочу убежать в асимметрию,
Несомненность итогов подвергнуть хочу суете.
Я хочу укрепить указатель моей откровенности
На поддерживающем низкое небо гвозде.
Непрерывность фаллических образов шкрябает зренье,
Достижение пата становится тайной мечты.
Я прошёл по скрипучему мостику "время",
Чтобы что? Чтобы кто? Чтобы где? Чтобы ты...
1994

Лица ушедших в трепетном свете свечи
Я вспоминаю всё чаще.
Вот и еще один том прочитан -
Нового не обрящешь.
В круге событий стрелки застыли
На половине второго...
Звон колоколов над обителью
Бьется в пролетах небесного крова.
Для происходящего лучше
Выбрать другие сроки,
Слушать,
А не вести разговоры о пустом пороге.
Собственной сущности не возражаю -
Трудно представить смешней измену.
Очень надеюсь узнать заранее
Время, когда придется сойти со сцены.
1995

Стук шагов и стук колес
Цепь смыкают
Повторением вопросов,
Повторением ответов, клятв и таинств.
Торопливостью сюжета объясняясь,
Врут, но дело-то не в этом,-
Круг - скучища, и поэтому
Дурью маюсь.
1995

Нижайший поклон ближним всем...

Нижайший поклон ближним всем,
Легкий кивок дальним,
Покуда не станет лишним
Даже момент прощанья
1995

Из восточного (7)

  • * * *
Расставания четны,
Поэтому нелюбимы.
1995

Линия крыш заменяет мне
Линию горизонта.
Двор мой причальный кнехт,
Торчащий, как в Острове Лондон.
В центре пространства,
Линиями ограненного,
Кристально чистым пьянством
Заглядываю вглубь медальона.
Пошло, но правда - качаюсь на
Волнотечении времени,
И происходит нечаянно
Примирение.
1995

Резкий запах встречного ветра
Вдувается даже в раскрытые окна,
Когда мы со скоростью сто километров
Пересекаем валдайские волны.
Где-то чуть-чуть впереди - Москва,
Правее и дальше - поляна волжская.
За год накопленная тоска
Будет поделена там по-божески.
Будет отпета и вымыта прочь
Водкой, водой, достарханом и песнями.
Чтобы достроилась новой строчкой
Лет и встреч бесконечная лестница.
1996

Правый и левый потоки
Разделены безобразием балюстрады.
Можно совсем стоптать ноги,
Задергивая занавес этой эстрады.
Томные голоса "за кадром"
Перекликаются друг с другом,
А за пределами эскалатора -
Только вечером или утром.
Веник с колесами
Передвигает неторопливая бабушка.
Если не докучать ей расспросами,
Можно узнать, что: "Пора бы уж
Размести всех и по всей.
И порубать дров."
Торопливый ручей
Всасывается порами поездов.
1996

Госпитальный запах
Пробивается через все преграды,
Даже когда о бабах
Думать уже пора бы.
1996

В одиночной квартире,
Где свет от лампы кругл,
Чтобы тихонько тренькать на лире,
Надо зайти в угол,
Чтобы увидеть в другом углу
Холодильник, трахающийся с пылью,
И пирожок с яйцом и луком,
Подвергающийся насилью.
Тихо-претихо сидеть и смотреть по сторонам,
А также вверх,
Высматривая комара,
Которого душит смех.
1997

Горизонты вчерашнего кругозора

Полтора пустяка из осенней природы
Набросал на асфальт одинокий танцор,
Закружившись в домах, переулках, воротах,
Нарываясь на вечный бессмысленный спор
С отраженным стеклянною сеткой кварталов,
Разбросавшим осколки немыслимых брызг,
Бренным шаром, лишь изредка алым,
Покидающим прииск.
1997

Потревоженный мозг
Не дает забытья.
Словно пламенный воск
Прогорела семья.
По неволе движенья
Скользит струя,
Начинающаяся с утолщения
Бытия
1997

Выпадающий снег не спеша одевает
Белой пеной прибоя зимы в ноябре
Всё и вся.
1997

Способность к уединению
Предполагает разум.
Достигнуть прозрения
Нельзя всем сразу.
Достоин презрения
Жизнь отдающий показу.
Особенность мнения
Обычно обозначает фразу.
1997

Из восточного (8)

  • * * *
Коротая время
От падения до нападения.
1997

Мистическое путешествие

От дверей опускаюсь к земле,
И иду через лес напрямик,
Мимо скал и холмов, вдоль полей,
Где ползет языкастый ледник.
Выбрав путь, заползаю в нору,
И съезжаю по горке на дно,
Где продолжу привычный маршрут,
Где унылый пейзаж за окном.
А потом выкарабкиваюсь на свет,
Чтобы, сделав сто двадцать шагов,
Отразиться от зеркала. Нет.
От обители прошлых богов.
1998

Костюмы разодраны в клочья,
Естественность прет из нутра.
Свобода, живущая ночью,
Умрет с наступленьем утра.
1998

Переход с потолка на полати
Совершается каждое утро
Брызгами масла с небесной оладьи
Совершенно нетрудно.

Переход от свободного одиночества
К парным или иного рода отношениям,
Осуществляемым, например, через отчества,
Происходит гораздо труднее.

Вот такие два красивых примера,
К сожаленью, бессмысленных в текущем контексте,
Проявили у одного человека, во-первых,
Веру, а во-вторых, мечту о мести.
1998

Выстроен в одночасье
Путь перевальных троп.
Это дорожный мастер
Вырвался из коробки.
Древние приключения
Между пространством и временем
Правят перемещением
Тела, судьбы и зрения.
1998

Нас окружают аббревиатуры,
Коварно проникающие в речь
И тело городской культуры,
Чья девственность казалась бесконечной.
1998

Чужая квартира

Печенье в вазочке -
Настольная картина;
Порхают фразочки
Рабы и господина.
Простая связь,
Некрепкая цепочка -
По капле - грязь,
Чернила вместо точки.
Красавень-бязь
Настойчив и проворен,
Легко смеясь,
Он брызгается горем.
В соседней комнате
Простынные пустоты,
Из ложной скромности
Исполненные в нотах,
Сманили плоскостью
Решение проблемы,
Ответив ловкостью
На расширенье темы.
1998

Из восточного (9)

  • * * *
Волглый запах апреля
Вплыл в форточку слоем тумана.
1998

Как трудно вычеркнуть слова
Из отдаленного сюжета…
А, впрочем, вовсе не про это
С утра болела голова.

Я - бесконечно ждущий пленник,
Ломающий карандаши,
На состоянии души
Я зарабатываю деньги.

Я покоряю стоны числ,
Овладевая псевдо-смыслом,
Я остаюсь кристально-чистым
И голым, как чужая мысль.
1999

Опять весна толкается погодой
По кучам снега, сложенным зимой,
Как два щенка изысканной породы
У миски с очень вкусною едой
1999

Пустячок

N.
Когда уставший человек
Скрывает взгляд за ширмой век,
К свободе открывает путь
Улыбка, видная чуть-чуть.
1999

Вопль застоявшегося интеллектуала

А.Л.
Просторечие на бумаге
Уже не смешит.
Словесная магия
Теряет влияние на жизнь.
Звуки, непередаваемые
На письме,
Владеют сознанием
И требуют перемен.
Грядет борьба
Старого с новым –
Накопления, уложенные в банк,
Свергаются словом.
Хрестоматии,
Как заемный термин,
Служат основой кровати,
Увитой терниями.
Люди!
Задумайтесь перед зачатием:
Если и мы не будем,
То кто же платит?
1999

На Невском лиц и животов
Столпотворенье,
И просится в строку из слов
Стихотворенье

Все имена вещей и дел
Приходят разом,
И от переплетенья тел
Теряю разум.

Стою на островке души
Одной ногою,
И собираюсь подружить
Себя с собою.
1999

Стою в кладовке слов и знаний,
Готовлюсь к генеральной чистке,
Мечтаю: лежа на диване,
Обозревать и править списки.

Устав от алфавита жизни,
Ищу другой порядок строя,
Передвигаю сонмы лишних
И одиночество героев.

Игрой без очевидных правил
Вострю и развлекаю разум,
Запоминаю, где прибавил,
Зарифмовав случайной фразой.

Смеюсь в раскрытые постели
От одиночества и чести
И от запомнившейся цели:
Чтоб мы еще раз были вместе.
1999

Смешное расставание:
Без "вдруг" и "навсегда",
Как будто выходя за хлебом,
Я потерял сознание
И не нашёл себя,
Очнувшись посторонним человеком.
1999

Времена года

Говорят - у семи нянек дитя без глазу,
А как быть если три тетки не могут поделить что-то одно?
Начинаются войны, где око за око и зуб на зуб,
А результаты мы видим, выглядывая в окно.
1999

Косные междометия
Между скамеечными старухами
Возвращаются слухами
В день совершеннолетия
1999

Мы пытаемся разделить боль,
Передвигая ее тебее и мнее,
Расстегивая нараспашку двери
На всех порогах между собой.

Опуская утром грусть на самое дно,
Напрягаем способность к перемещению через организованное пространство
Чтобы нейтральное «здравствуй»
Перенести «на потом».

Что же так тянет назад,
В отягощенное завтра?
Только ли воля безвестного автора?
Кто же не хочет узнать…
1999

Не торопись успеть...

Не торопись успеть,
Всё повторится, кроме
Желанья полететь
На вороном балконе.
1999

Всё прошедшее почему-то не исчезает,
А ведь было бы славно: наделал и тут же забыл,
А потом из кусочков различных мозаик,
Строишь заново форму и смысл.

Отчего-то не так в, к сожаленью, единственном мире,
Где вопросы и просьбы не часто доходят до адресата,
Где божественное почему-то - три, а не четыре,
А жизнь преимущественно полосата.
1999

Вот ведь, какая зараза,
Что за невезение -
В поисках первой фразы
Расплёскивать вдохновение,
Тупо смотреть на бумажку,
Калякая недомолвки,
И, вспоминая пташку,
Делаться лёгким и ловким
1999

Как страшно не оставить след,
Как одиноко в этот миг,
И слёзы жалости к себе
Пятнают переплеты книг.
1999

Повторение может быть просьбой о помощи,
Может быть вызовом или капитуляцией,
Всем, чем угодно, но те, кто снятся ей,
Не уходят дорогами новых морщин.
1999

Из восточного (10)

* * *
Островерхие тени зимующих крыш
Царапают подошвы ночных прохожих.
2000

Как просто начинать отсчёт с нуля -
Всё зачеркнуть, что было ранее,
Сказать, что это был не я,
И поклониться на прощание.
2000

Чьётопознание

А.П. 
Истекаю постепенностью,
Загустевшей современностью,
Наслаждаясь откровенностью
Мыслей, спрятанных во взглядах
За щитами-роговицами
Безнадёжными девицами,
Ожидающими рыцаря,
Но не пропускающих ребяток.

Заражаюсь потолочностью,
Дел сегодняшних несрочностью,
Высоконаучной точностью
Повторяемости веры.
Процедурными изысками
Укрощаю слово списками
И объединяю мистику
С разновидностью аферы.

Отдыхая в повседневности,
Я пугаюсь тайной ненависти,
Ставшей истинной потребностью
Человеческого стада,
И с надеждой на прощение
Бьюсь за искренность прозрения,
Не стесняясь повторения,
Если всё идёт как надо.
2000

Стон наслаждения отрезвляет не хуже удара,
Стройное пение труб превращает в дыхание.
Что-то не помню, как было раньше, и старость
В мысли стучится и туманит сознание.

Отвернувшись от мира, предаюсь греху жалости,
Сам себя успокаиваю словами
О своей потрясающей моложавости
И о долгой дороге, изобилующей полосами.

Уперевшись в тупик, сочиняю себе выбор,
Повторяюсь, в надежде обрести равновесие,
Закрывая глаза, выхожу из всех игр,
Смирением останавливая агрессию.

Тут бы и выпить за здравие и за удачу,
Ветром наполнив кстати развернутый парус.
Всё-таки раньше было как-то иначе.
Только я не верю в близкую старость.
2000

Смотрю на ободок луны
На ужин выпитой не нами -
Людьми, такими же, как мы,
Ненастоящими богами,
Сбежавшими в дешевый рай
Под снежным светом поднебесья,
И севшими на мой трамвай
Маршрута номер десять.
Сейчас, на взгляд из-за стекла,
Им кажется вполне логичным
Сбежать,
Не поступившись личным.
2001

Что же так нежно качается вверх и вниз,
Ласковой дрожью греет озябший взгляд?
Эй, мгновение! Повторись!
Кто там ответственный? Пусть повторят!
И, в ожидании, чепухирую ни о чём,
Полной луной почёсываю спину,
Вяло переругиваюсь с врачом,
Наблюдающим эту картину.
Это - удобно, это - почти что кайф,
Стробоскопические картинки.
Что же это за жизнь такая,
Разъединённая на половинки.
2001

Смешение. Как приговор судьбы.
Единственный язык.
Что будет дальше - я забыл,
А прошлое - постиг.
Я уткорощу целый день,
Играю в чехарду.
Я поедаю все коренья,
Которые найду.
Я ухожу и прихожу,
Я наблюдаю звезды.
Я их читаю и пишу,
И сотрясаю воздух.
2001

Таковки

Подступает весна. Укорачивается ночь.
Наполняется жизнью исчадие улиц.
Эти, гадящие, вернулись,
Всё понятно без переводчика.
Начинается костюмная мелодрама -
Переход количества в качество.
Попросту говоря, почти каждая дама
Хочет потерять одиночество.
Вылетаю топором из гнезда,
Нацеливаясь разрубить противоречия...
Очень трудно что-нибудь перестать,
Особенно, если нечего.
2001

Из восточного (11)

* * *
Мне будет в этой жизни без тебя
Грустнее, чем с тобой. 
* * *
Смешной ноябрь - улицы в снегу,
Ещё непрочном, водянистом.
2001

Выдаю в день на-гора погонный метр чуши,
Удовольствия - меньше, чем в шахте.
Понятное дело - при такой пахоте
Голова прилипает к подушке.

Одолели бутики - плюнуть некуда,
От изысканной красоты кружится череп.
Каждое утро выбираю верить,
А к вечеру устаю, как негр труда.

Приходит пора менять ритм бега -
От размеренности слонов - в детство.
Или искать другое средство,
Или вообще март без снега.
2001

Поспешаю.
С утра и в обед.
Грациозность большая,
Не присущая именно мне,
Превращает спешение
В разновидность короткого па,
В процедуру общения
Большинства.
2001

Цвет - разделение, разъединение...

О.Э.Л.
Цвет - разделение, разъединение
Цвет - это выбор момента прозрения.
Цвет захламляет судьбу повторением,
Обогащает сомнением.

Легче насытится цветом,
Чем рассказать об этом.
2001

N.
Осенним неделям открылся счет:
Уже 1:0.
Падает будущий углерод,
Кружится в маленьком море.

Плавает наперегонки
С отраженьем небесного пуха,
Им подмигивают огоньки,
Им аплодируют туфли.

Я закрываю глаза ладонью -
Вместе с лужицей морщусь от ветра...
И вдруг постигаю гармонию
Заклеенного конверта.
2001

Время и расстояние
Складывают дороги,
Но ходят по ним немногие,
Те, кто верят в мечту и желание.
2001

"Сляк-сляк,"- пешеход,
"С-с-с,"- автомобиль.
Демисезонная охота,
Где промахнувшийся - простыл.
2002

Попытка отстраненности

Перегородки привычных повторов
Делят жизненное пространство
На сквозняки коридоров
И всеобщее равенство.

В этих житейских рамках,
Пустых от привычных взглядов,
Тянется лямка,
Тянется "надо".

Выше ушей или зубов
Прыгнуть можно, но невысоко.
Ищешь любовь?
Наслаждаешься пустяком?

Крестный взгляд.
Он "на" или "от"?
Раны болят.
А время идёт.
2002

Пунктир

У меня началась полоса дождей.
Пелена, непрозрачный полог,
А за ним шум города и голоса людей -
Ежедневная песня.

Надо мной не течет, крыша, слава Б-гу, крепкая,
Но стою по колено в воде.
Выбрал я судьбу себе репковую,
Да вот что-то очереди нет.

Беспокоюсь: пора или нет беспокоиться?
Поворачиваюсь, вглядываюсь вдаль -
Ожидаю кавалерию или конницу
И её же и боюсь.

Перемены - эпоха, да ну её к лешему.
Ну, не в этой, не в, как её... Ну, не успел.
И когда соберусь кое-что взвешивать,
Буду спокоен.
2002

Беспокойство. В углу, где самая темень...

Беспокойство. В углу, где самая темень.
Осторожно его трогаю, как языком больной зуб.
Слегка постанываю, утешаюсь мнением,
Что уже "пора продавать козу".

Ожидание праздника очень изматывает.
До потери желания, вот что пугает.
Я хочу разбудить в себе безобразника,
Плюющего на твердое знание.
2002

Из восточного (12)

  • * * *
Постижение истины.
Что ещё ждёт?
  • * * *
Горячие брызги.
Следы отношений.
2002

Почти сонет

Я выскальзываю из времени,
Как письмо из конверта,
Пропускаю кормление
Постаревших mordent-ов,
Нежно-розовым боком
Подставляюсь минуте,
Изливаюсь потоком
С офигительной крути,
Возрождаюсь ежесекундно
Или что там еще короче...
Не хватило темы и трёх строчек
2002

Весна?

Что не успел - уже ускользнуло.
Реки текут, безостановочно - время.
Сегодня утром слева что-то кольнуло.
Может быть, нервы. Может быть... Верю.

Просмотр глубины - пустота и томление духа.
Смертных грехов понапридумывали предки.
В этом лабиринте лезвий путь указывает старуха
Или старик, смотря откуда ты, детка.

Шепот во сне или в послеобеденной дрёме
Не вспоминается в трезвости, а если и вдруг, то бессвязный.
Нет указателей, нет направлений кроме
Чувств, настроений, эмоций, точнее, их разницы.

Вот мы идем, или летим, или падаем.
Есть ещё варианты, да, что толку.
Сами себе головоломки загадываем,
Нет бы, чтоб попросту: "Верю," - как Папе католики.

Нагромождение слов прячет жизнь только от индивида,
А ей самой до всех этих построений нет дела:
Всё так же играет там, где окажется, божественная Киприда,
А парень из лука пуляет во всё, что движется.
2002

Дети рисуют на стенах
Плоскую жизнь яркими красками,
Радуются на переменах
Всякому разному.
А за стеной
Созревают мелодии,
Разбросанные ранней весной
С последнего подиума.
2002

Я окружен параллелограммами,
В крайнем случае, трапециями,
И, рядом с другими баранами,
Следую за преференциями.

Выбор не делаю
Между людьми и иными.
Ту, что бог дал мне целую,
Не меняю на сон или имя.

Я тонко шучу, для себя,
Ну, может быть, кто еще найдется,
Благодарю охраняющих собак
За возможность пить из колодца.

Соединяю глазами
Пошлое и окружающее,
Сам себе выдумываю наказание,
И сам его воплощаю.

Я всё жду, когда уйдет страх….
2002

Письменные принадлежности
Властно зовут к себе,
Силой ослепшей нежности
Побеждая в борьбе.
Как бы не заморочиться,
Писая из пера,
Пятнами многострочества
С вечера до утра.
2003

Злой смех затопил глаза,
Тесно в рубашке охрипшему горлу.
Я снова имя её назвал
В час и секунду, когда припёрло.
2003

Об умном

Чувствую, что в жизни своей гощу,
Занимаю время бесконечным сравнением,
В тайниках обиды упорно ищу
Третий корень квадратного уравнения.
2003

Штопаю строчками дырки во времени,
Буквы цепляю одну за другую.
Сочиняю молебствия и моления,
Чтобы жизнь не прошла впустую.
2003

Оставить ли надежду жить?

Поздним вечером я гулял по городу:
Рассматривал освещённые витрины;
Наматывал на ус и бороду
Мысли и чувства своей половины.

Вроде бы сам я дорогу не выбирал,
Просто шёл себе, глазея по сторонам.
И поэтому, наверное, получил подарок -
Повторение времени - снова я и она.

До наивности дерзко я двинулся к нашей паре,
Я хотел подсказать, научить да и предостеречь,
Я хотел их огонь от костра в плиту направить,
Чтобы он им служил, слегка подогревая сковородку чувств между плеч.

К сожалению, я не успел - поскользнулся и грохнулся носом,
А пока очухивался, полоса поменяла цвет.
Неужели прошлое не меняется в этом космосе?
Или просто не надо спешить, оказавшись когда-то и где-то.
2003

Из окна

На часах половина второго.
По рабочему времени - самый пик.
За окном повозки спешат по дорогам,
И люди утаптывают материк.

Я куда-то бегу, самогончий двадцатого века,
Перепрыгивая легко то, что можно перешагнуть,
Проявляюсь всё чаще не сгустком сонных молекул,
Но отражением бога, прокладывающим путь.
2003

Картина маслом

Девушка сумочкой машет в такт
Ветру, дирижирующему деревьями.
Ждёт, когда начнётся антракт,
Ждёт любимого, ждёт повторения.

Жёлтые листья - нежные пальцы
Тихо рассказывают истории,
А пернатые постояльцы
Насвистывают "Воробьиную ораторию".

Говоря иначе - умилительная картина,
И бабушки на скамейках макают в глаза платочки,
А юноша на автомобиле спортивном
Забирает девушку. На ночку.
2003

Страх дрожит за спиной,
Прилипает и душит.
Только с тобой одной
Можно его разрушить.
2003

1983-2003

  • .1.
Мы будем немыслимо строги,
Мы будем расхристано шумны.
А после уснём на пороге,
Поцеловавшись безумно.
  • .2.
Прошлое придёт и станет явью,
Сон вернётся вновь при свете дня.
Не скажу банальное: "I love You",
Ты, моя родная, жизнь моя.
2003

В Киеве поздняя осень,
Деревья уже потеряли цвет.
Я сегодня проснулся взрослым,
В отражениях прожитых лет.

Чаще пока вспоминается грустное -
Боль и ошибки. Плачу, конечно.
Капают вместе с листьями грузики
Непрощённого прошлого, нежно, неспешно.

Я в одиночестве перед окном -
Лучшее время для связи времён.
2003

Прощание (1)

Я прикоснулся к тебе -
Тепло.
Крутится под рукой бес,
Лезет в ребро.

Между нами лишь тонкая нить:
Твой аромат и запах меня.
Он продолжает пьянить,
Любимая.

Мы встретились так далеко
От сейчас,
Обманывали себя легко,
Не раз,

Переходили,
Меняли руки и вид из окна,
Даже не жили
Иногда.

И вот,
Соединяемся словом.
Как же случилось, что так долго живёт
Чувство, забытое богом.
2004

Освобождение от?

Я погружаюсь в угождение,
Мне сладко в нём.
Я становлюсь чужою тенью,
Чужим огнём.

И люди благодарны мне -
Я им полезен,
А я играю кармой,
Не боюсь болезней.

Пустые дни
Я заменяю службой,
И люди - чуждые они -
Мне отвечают дружбой.

Я знаю, после долгих лет,
Когда я выселюсь,
Я не оставлю след -
Ни дел, ни мыслей.
2004

На Неве - лёд и солнце...

На Неве - лёд и солнце,
Деревья скормили снег воде.
Этим утром весна - озорная школьница
Всех раздела.
2004

Зоологическая любовь:
Толстое дерево - ложе.
К этому я уже готов,
Да и ты тоже.
2004

Верноподданическое

Солнцеглазая, солнцегубая,
Я в твоих лучах играю,
Люблю, смеюсь, не думаю
Об аде и рае.

Накорми меня фруктами -
Я люблю яблоки
Твёрдые, зелёные, круглые,
Божественные и дьявольские.

Будь со мной, я без тебя теряюсь,
Даже не отбрасываю тени,
Без тебя не везёт кривая
Ни за какие деньги.

Давай распутаем крылья,
Станем отдельными - ты и я,
Давай поищем другой способ, милая,
Соединять инь-ян.
2004

В сердце дрожь -
Чужая жизнь стала почти моею.
Скромненькая ложь:
"Люблю", а не "вожделею".

Ну, подумаешь, что я, первый, что ли?
Я же дал ей то, что она хотела!
А немного боли -
Плата души за удовольствия тела.
2004

Твоя рука на моей спине:
Любовь. Тепло.
Как в счастливом сне,
Который помнишь потом.
2004

Переходы пусты: ни певцов, ни торговцев, ни нищих -
Воскресенье, последний день перед Страшным судом.
Как Адам и Ева, но только последнее яблоко ищем
Ты и я, бесконечные ты и я.
2004

Из восточного (13)

  • * * *
В Киеве осень. Холодный ветер
Щекочет верхушки деревьев.
2004

Встречая рассвет

Снова в снегу встречаю свой месяц рождения:
Праздную, веселюсь, слава богу, в этом году не один.
Завершаю сезон переменчивого мнения
Рассматриванием картин.

В королевстве моих воплощённых мечтаний
Всё, что я есть, выставлено во всей красе
Даже моя любимая фига в кармане
Видна всем.

Или любовь - застряла как Винни-Пух,
Ни туда, ни сюда, да и другим прохода нету
Как будто надо выбрать из двух,
Но одинаковых путей к белому свету.

Повторюсь,
Слава богу, в этом году не один,
И уже не боюсь
Этих картин.
2005

Из восточного (14)

  • * * *
Таю от твоих слов,
Как снежинка на языке
  • * * *
Кактусы встреч
Оставляют в душе иголки.
2005

Дорога летит под колёса,
Дрожит от напряжения и желания,
Как ты.
2005

В мире каждый день происходит какое-нибудь чудо.
Вот, например, сегодня: я выглянул в окно и увидел снежинки, летящие вверх,
Как будто зима решила уйти и забирает с собой своих детей.
2005

Всё завершается. Лето уходит дальше.
Тишь пустоты наполняется одиночеством боли.
Вижу себя - испуганный маленький мальчик,
Который прячется под одеялом воли.

В каждом слове ищу намек на прощание,
В каждом движении - направление "от меня".
Повторяю как заклинание:
"Я люблю тебя."

Новые люди придут на моё место,
Время поставит всё на свои места.
Ты, моя крестница,
Мной освобождаешься от креста.
2005

Каждое утро, когда открывается небо,
Выстраивается очередь облаков.
Опаздывающие бегут с ветром,
Брызгая каплями незавершённых снов:
Недословами, почти картинками, без имён и названий,
Быстрыми и, к сожалению, вниз,
Чтобы мы удивлялись,
Как много утром самоубийств.
2005

Из восточного (15)

  • * * *
К пустоте
Можно лишь подойти.
  • * * *
Что в завершение?
Пустота или свобода?
  • * * *
Есть такое место, где одни души
Очищают другие.
  • * * *
Часы и минуты
Замкнуты.
2006

Утонуть можно везде

Штабель слов. Чужих. Что я в нём ищу?
Истину? Путь? Оправдание смыслу?
Мозг наслаждается, просит ещё,
Белок муштрует ореховым бизнесом.

Я исчезаю - лишь сумка с частями,
В этом фокусе я - реквизит.
Даже моё знакомство с богами
Его не прекратит.

Зелень на стенах становится зельем,
Пустота потолка - белизной простыни.
И совершенно отдельно
Стопки книг.
2006

Сдача

Кто-то подвесил меня на крючок.
Я - словно рыба - танцую в агонии,
А улыбающийся рыбачок
Потирает ладони.

Где же свобода? Да есть ли она...
Сказка заканчивается, жизнь замирает,
А улыбающийся маньяк
Руки потирает.
2006

Дорога?

Ну их, скучных, идущих по следу.
Я начинаю свою дорогу!
Славу пою тёплому пледу,
Глинтвейну, пуншу и грогу.

Я выбираю лёгкий путь,
Радостный и мой.
А если захочется, повернуть
Можно с любой прямой.
2006

Тем, кому не спится

Что-то в ночи за окном ярко блестит. Похоже, Луна.
Думал, фонарь, пустотелый и длинный.
Он - словно трубочка для коктейля с повисшей каплей
Загадочного напитка.

А отражается в ней (в этой капле)
Солнечный свет, отражённый Луной.
Это отгадка. А где загадка?
Ну, читатель, ход за тобой.
2006

Я сегодня достал скелеты из шкафа, рассмотрел их заново:
Некоторые уже не страшные, и я их похоронил.
Заодно выбросил старые планы,
По которым я весел и мил.
Получилась ночь последнего дня года,
Подведенье итогов, промежуточное, но всё ж.
Ещё рассмотрел продолжение рода,
Которому невтерпёж .
Узнал в нём себя - даже смешно:
Взрослые - дураки, и не понимают простых вещей,
Которые я понял давным-давно,
И забыл за ненадобностью ежедней.
Хорошо, что меня никто не видел:
Практически голый - без всякой важности.
Я заплатил долги своим идолам
И простил долги своим башням.
Философию - нафик. Привет, свобода!
Оставайся одна, потому что а как иначе.
А я ухожу в пятое время года
Гонять удачу.
2006

Опустел перекрёсток,
Даже фонарь отвернулся -
Начал смотреть на звёзды,
Потому что проснулся.
2006

Ветхояпонское

Направление, расстояние, даже время конца и начала
Бессильны сдвинуть меня с кровати.
Я очень занят - смотрю в потолок печально,
Развиваю характер.
А вот не встану сегодня, так и буду лежать,
Пусть всё, чему хочется, придёт ко мне.
Будем складывать из скрижалей
Сад камней.
2006

Сонет

Два дня без работы, но отдыха не получилось:
Возлежал на диване, как камень в чужом желудке.
Вышел наружу и злость заструилась в жилах,
Мир - дерьмо, и это уже не шутки.

Околесица слов понесла моё безрассудство,
Буйство "свободы" смело чужие границы.
Тут бы мне, как говорится, проснуться,
Но я уже шёл на всё и невзирая на лица.

Что в итоге - довольство собой, сладкая дрожь,
Пустота вокруг на некоторое время,
Из которой новое не начнёшь,
Лишь копишь причины поражения.

И вот миг возвращения: извините, слеза, каюсь.
Только зачем всё это было, я так и не знаю.
2006

На небе - Земля...

На небе - Земля.
Значит, я на Луне.
Здрассьте!
2006

Что-то пустое пришло в душу,
Чужое за тонкими стенками.
Тронуть границу страшно - а вдруг разрушу,
И моё место будет занято кем-то.
2006

Всё делать сурово. Или серьёзно.
Ни в коем случае не радоваться.
Представьте: сесть на ёжика,
Как солдат на параде.

Или щекотка - вовсе не танец.
Да её вообще нету.
Как пукнуть без звука на собрании
И подарить кому-нибудь это.
2006

Если смотреть изнутри - узоры, тени и свет,
Таинственно, страшно и привлекательно,
Звуки и шум рождаются, вот они, и вот их нет,
Только крошки тишины лежат на скатерти.

А если снаружи - решётки, улица, фонари,
Деревья, машины и ранняя весна.
Ты где? Раз, два, три,
Я иду искать.
2006

Крестики, нолики, палочки, точки -
Я окружён всевозможными знаками,
Приблизительно точными,
Одинаковыми.

Всё в истолковании,
Философия и религия этому яркий пример.
Как фига в кармане -
И есть, и нет.
2006

Конец конца

Что-то тебе всё равно - то ли я, то ли ты.
Думаю, лишь плотские страсти держат тебя рядом.
Но ты говоришь, что мечтаешь стоять у плиты
И готовить мне завтрак, лаская меня взглядом.

А я тебе не верю, потому что ты говоришь спокойно.
Так успокаивают быка, перед тем как его зарезать.
А ещё, в последнее время тебе не очень нужна койка.
Похоже, что ты нашла с кем ещё в ней поёрзать.

А чего ещё ждать от большого ребёнка,
Который живёт либо далёкой мечтой, либо сейчас...
Я проиграл, вышел в тираж, покинул гонку,
Оставил тебе постель для новых начал.

И вот сижу, почти до дна тобой выпитый,
Заливаю стаканами тупую чужую пустоту.
Ничего не хочу, всего боюсь, продал Маргариту и
Собираюсь довериться Божьему суду.
2006

Обед

Тёмно-коричневый старый стол,
Гнутые стулья на металлических ножках,
Кирпичный сводчатый потолок, вызывающе голый.
Минимализм интерьера - совковая прошлость.

А кормят вкусно, и обслуживание хорошее,
И музыка, которую приятно слушать.
Я зашёл сюда вспомнить прошлое,
А вспомнилось лучшее.
2006

Шаг

Это утро пришло или настало,
Короче, что-то такое с ним случилось.
Этим утром в моей душе боль растаяла,
Ушла, как ночь, или в ночь, почила.

Здравствуй, спокойствие, я с тобой почти не знаком.
Раньше давился чувствами, обессилевал,
Воевал с собой, как со злейшим врагом,
На кусочки себя разрывал и распиливал.

Так что, здравствуй, вселяйся смело,
На некоторое время я - твоя территория.
Моя душа и моё тело
К тебе пристроятся.

Будем жить-поживать, медленно поворачиваться,
Чувствовать все чувства, а не взрываться от давления.
Будем учиться брать и давать,
А ещё наслаждаться и дарить наслаждение.
2006

Обещание (1)

Лист откровений - мой дневник,
Хочу прочитать тебя, пережить,
То, что не помню - исцелить,
Выполнить всё из пяти книг.
2006

Борцовский ковёр

Я иду, и я плыву,
И сам выбираю
Битву и борьбу,
И побеждаю.
Признаю ошибки, учусь,
Плыву по и против течения,
Злюсь, печалюсь, даже боюсь,
Но не понимаю зачем.
2006

Сижу под богом, созерцаю колонны,
Рядом женщина - или я с ней,
Слева горит искусственное солнце
То ярче, то слабей.
Между нами - что-то острое,
Больно, но терпим, даже играем,
Как два последних апостола,
Так и не попавшие в рай.
2006

Даблу Хокку
В этом мире нет справедливости,
Есть только какая-то высшая справедливость,
А может, и её нет.
2006

Ночь... Снова ночь -
Царство моё, счастье моё.
Я владею всем.
Я свободен или не очень,
Или наоборот
Уже и не важно.
Стар я или молод,
И всё такое прочее
Остаётся с другими,
Остаётся за полосой,
Летящей по шарику
Ежедневно.
2006

В кои-то веки вечером постоять на Невском,
Поглазеть на народ, соблазняя девчонок дерзких,
Глубоко вдохнуть эти воздух и запах
Рядом с памятниками борьбе на задних лапах,
Согревать себя настоящим южным летним солнцем,
Щуриться, париться, ловить ветер, гонять бессоницу,
Наблюдать за влюблёнными - парочками и идущими на свидание,
Вспоминая себя двадцать лет назад молодого, да раннего.
Хороший год, хорошее лето, хороший вечер,
В кои-то веки стоял на Невском от делать нечего.
2006

И/Или

Как пусто на душе, похоже не бывает пуще
Или пустее, как там правильно, не знаю,
И пепел Бродского стучится в сердце,
И Древний Мир вливается в строку,
Но ритм жизни или темп печатают строку бегущей,
И смысл теряется, я повторяюсь,
И разум закрывает дверцы,
И чувства растворяет в безысходную тоску.
2006

Сегодня придумал себе погрузиться в детство -
Царапки и шишки тревожу воспоминаниями,
Промываю глаза, чищу нос, массирую сердце,
В общем, ухаживаю за своими ранами.
  • I.
Мне снова тринадцать и моё одиночество
Самое одинокое на всём свете и во все времена.
При знакомстве с девчонками я добавляю себе отчество,
По ночам учу наизусть Карнеги и играю руками в штанах.
В каждой девушке узнаю свою единственную,
Сразу готов отдать сердце, руку и всё остальное.
В мечтах представляю себя восточным принцем,
Потому что тогда все женщины будут со мною.
  • II.
В свои шесть я уже пережил боль потери, страх и насилие,
Но обман и несправедливость всё ещё впереди.
Зато секс и стыд уже соединились,
И это не обошлось без родителей.
  • III.
В три я впервые прилюдно совершил ошибку,
Это был ужас, я был готов провалиться сквозь землю.
До сих пор те билетики в небе продолжают кружиться,
И каждый их круг прощальный, но не последний.

И вот, вспомнил сегодня детство, а записал горести,
Словно подвёл итоги, закрывая счёт.
Жизнь моя была интересной, но чужой повестью,
А теперь я начинаю жить сам, сам иду вперёд.
2006

Оправдательное №3

День после дня рождения очень труден -
После праздника быть одному в ежедневности,
Поэтому так нужны люди,
Проспавшие твой день рождения.
2006

Блюз вечерней осени

Мы ходим по улицам,
А кто-то смотрит на нас сверху.
Мы ходим по людным улицам,
А кто-то сидит за столом и смотрит на нас сверху.
И каждый один под взглядом, и я тоже один.

А может, это я сижу за столом
И жду, пока мне принесут суши.
Или это я сижу, развалясь за столом,
И молча жду, пока мне приготовят и принесут суши.
А подо мной два этажа людей, гуляющих по магазинам.

Второй день идёт дождь,
И ветер играет с ним в прятки.
Второй день подряд идёт тот же дождь,
И ветер странствий на розе ветров играет с ним в прятки.
От этих природных беспорядков одно беспокойство, ей-богу.

Пустые коробки машин
Стоят вдоль тротуаров.
Пустые коробки разноцветных машин
Стоят друг за другом вдоль всех тротуаров.
Машины, люди, ветер и дождь. И дома. Это мой город.
2006

Перестать улыбаться, растягивать губы только для поднятия тонуса,
Впустить в жизнь серость, залить ею все остальные краски,
Выселить страсть, переключиться на расслабление ануса,
И засыпать, рассказывая медвежонку страшные сказки.
2007

Сколько процентов моего плана выполнено?
Шесть? Двадцать два? Сорок три?
Складываю руки молитвенно,
Жду ответ, Господи.
2007

Т.Ш.
Начинаю новый тур старой игры без правил.
В этот раз на стороне боли.
Буду брать всё на себя, играя,
Чтобы прожить и выйти из этой роли.
2007

Из восточного (16)

  • * * *
Иногда удаётся
Увидеть себя со стороны.
  • * * *
Мы плетём из тел и слов
Нить судьбы.
2007

Мольба не по адресу

Господи, отпусти меня просто жить,
Я устал по сто раз в день умирать и рождаться,
Отпусти песни петь, любить, сладко есть и пить,
И совсем ничего не бояться.

Пусть платить потом пустотой в душе,
Пусть друзья уйдут, а женщины бросят.
Только пусть принимать за меня реше-
Ния, не я, не я, не я.
2007

Здравствуй, милая, я уже знаю, что всё в этой жизни рифмуется,
И на каждый ответ был когда-то вопрос.
Вот сейчас боль ушла и я узнал, что она была - нелепая курица.
И я один? Я опять один?
2007

В кафе, бывшем привычным местом наших встреч,
Сегодня наплыв - туристы зашли обедать,
Заполнили все углы незнакомым наречием,
Сближаясь с городом преломлением хлеба.

А мы с тобой поломали не только хлеб,
Разошлись во Вселенной каждый по своей дороге,
Прожили миллионы несбывшихся сУдеб и судЕб,
И, вернувшись в это кафе, столкнулись на входе.

Здравствуй, зеркало, здравствуй, мой гений!
Как тебе жилось? Почему захотелось вернуться?
Знаешь, я захожу сюда время от времени,
Чаще всего после ночных поллюций.

И, да, я продолжаю поиск смысла жизни,
Менять партнёров - теперь мой способ духовного роста.
Немного напоминает бизнес,
Зато обучает прощать подлости.

А ты молчи. Мой интерес к тебе - дань порядку.
Я хочу о тебе знать и помнить только прошлое.
Я написал тебе писем не одну тетрадку,
Чтобы с кем-то делить плохое и хорошее.

Иногда молюсь, потому что почему-то боюсь смерти,
Прошу друзей, семью и полного дома,
Для удовольствия много-много денег в конверте
И какого-нибудь бога мне в помощь.

Я рад, что у тебя всё сложилось в жизни,
Надеюсь, теперь наши встречи будут случаться чуть-чуть чаще,
Хотя это лишнее,
Ведь наше будущее в прошлом, а не в настоящем.
2007

Ты обнимаешь меня немного неумело, но очень нежно,
Как будто впервые влюблённая великанша.
Ты держишь меня сильно и бережно,
И я хочу оставаться в твоих руках.
2007

Ты спешишь по делам, наша встреча - лишь точка на карте,
В твоём расписании дел я - одиночная дань естеству.
А потом ты мечтаешь о целибате
По дороге в Москву.
2007

Лунный ветер

Уже неважно с кем и как ты провела эту ночь.
Я написал тебе письмо, я запечатал конверт.
За моей спиной дорога, передо мной открытая дверь.
Теперь я всегда буду с тобой, а ты будешь без меня.

Поворачиваясь вокруг оси, время двигается вперёд,
А я хочу застыть в неподвижности этого дня.
И я пью воду забвенья и грызу камень тоски,
Но я ухожу даже сам от себя, я ищу любовь.

Я ищу то, что мне будет ближе, чем трусы и носки,
То, что будет интимней телефона или правой руки,
Я ищу цветы на сырной тарелке судьбы,
Я ищу воздух, которым никто ещё не дышал.

Я ищу главную тайну, я хочу знать самый большой секрет,
Я ухожу, чтобы найти, я не думаю о цене.
Говорят, потом наступит время итогов, кто-то скажет мораль,
И кто-то закроет за мной мою последнюю дверь.
2008

Слушал полночи пёсьи песни,
Крутился те же полночи в банном антураже.
Строил планы, мосты и лестницы -
Искал себя в оскоминном пейзаже.

Чужая женщина, раскинувшаяся рядом,
Спит снами, объясняющими жизнь.
Она успешно сделала работу, найденную "на дом",
И отдыхает от трудов, поддерживая режим.

Тому, что нас соединило в этой комнате,
Спасибо за подарок этой ночью.
Я наслаждаюсь в сладком омуте,
Соединив глаза на моноточии.

Мне некуда спешить и расхотелось бегать,
Я медленно кружу без целей и причин.
И приближаюсь к берегу,
Куда давно хотел попасть один.
2009

Из восточного (17)

  • * * *
Мы тянем за собой несовершённые поступки -
Тележку сожалений и удач.
  • * * *
Я вечером зашёл в кафе,
Пережидая ожиданье.
  • * * *
Мы индульгируем друг друга -
Освобождаем от уроков.
  • * * *
Я с каждым взглядом
приближаюсь к тебе.
2009

Я измеряю всё собой...

М.
Я измеряю всё собой,
Сравнением смущаю дух.
Я заполняю жизнь борьбой
И поиском подруг.
2009

Она поймёт кому
Ты играешь с судьбой в человечков,
Ищешь правильные правила,
Черновековеркаешь вечность,
Откладывая жизнь набело.

Ты не любишь, когда идут к тебе,
Зато любишь, когда от тебя.
Ты совершенно одна в твоей судьбе,
Свободна и от и для.

Ты охраняешь границы,
Удерживая себя от ошибок,
И продолжаешь молиться
Подкинутой кем-то фальшивке.

Твоё приближение -
Это нападение твоих границ.
Ты забыла, что быть мишенью
Обычно удел девиц.

Поэтому то, что ты видишь,
Ты не можешь взять,
Но ты не в обиде -
Чего нет, того и не потерять.
2009

Я сжался, спрятался, укрылся в тишине...

Ю.
Я сжался, спрятался, укрылся в тишине.
Моя свобода ожидания вдруг оказалась болью.
Кого я так искал и в жизни и во сне,
Что одиночество врачую алкоголем...
2009

Упс

Я проиграл в игре уставших взрослых,
В которой надо спрятаться от самого себя.
Я встретился с самим собой лицом к лицу
И отступил на шаг, встав сам с собой спина к спине.
2009

Чудесная осень, гуляю беспечно,
Мой ветренный зонт отдыхает в шкафу.
Я весь в ожиданьи сегодняшней встречи,
Назначенной мной неизвестно кому.
2009

Нежная волна пряного запаха краски,
Яркий свет серых сумерек, громкие звуки спящего города.
Близкие любят друг другу рассказывать сказки,
Защищая пустым одиночеством раны бушующей гордости.
2010

Из восточного (18)

  • * * *
Твой взгляд сегодня,
Как мой вчера.
2010

Я жертвенно хотел, чтоб мне - другие.
Теперь хочу, чтобы себе - я сам.
2010

Утренней дуре нагишом в окне дома напротив

Ты светишь лицом и попой в глаза и, конечно, в тело.
Твой ранний танец сегодня - подарок для всех прохожих.
Яркое солнце красит розовым твой эпителий,
Вкушая позы и формы мистических ритмов божьих.

Пустое обычно пространство дрожит возле органов чувств,
Машины и пешеходы трясутся в любовном экстазе,
А маленькие боги нос, тело, глаза, уши и рты разув,
Оживают от сна, омываясь в твоей европейской Азии.

Кто-то знает тебя вблизи, ему доступны твои душа и тело.
Ты с ним рядом живёшь, закрывая глаза на всех остальных.
Для них (остальных) - ты самая лучшая в мире девушка,
Ещё незнакомая, но уже доступная для мечтаний ночных.

1. ------------
Поздравляю! Ты всех живых осчастливила, а всех остальных оживила.
Мир сладко зевнул и двинулся дальше, чуть-чуть изменясь.
До встречи, ведьма, до встречи, норна, до встречи, сивилла!
Да, кто б ты там ни была, до следущей встречи живи и для меня.
------------

2. ------------
Твой тонкий контур каждый из них наполнил объёмом и плотью,
Соткав между вами живую ткань - серебряных нитей ажур.
Они теперь с тобой навсегда - с подружками, жёнами или/и в одиночестве,
Твоей печатью отмечены, но я им об этом не расскажу.

Ты всех живых осчастливила, а всех остальных оживила,
Колёса и нити судьбы укрыла открытым для глаз естеством.
Ты им обессмыслила все чужие и твёрдые смыслы этого мира
И отпустила их с миром, ты, теперь одна из них, ты, не знающая об этом ни духом, ни сном.
------------
2011

Ты хочешь вырасти, стать взрослой и счастливой,
Ты ищешь справедливость, ищешь смысл.
Дай бог тебе пути, дай бог любви и силы,
И близость.
2011

Оголтелой вороной стучится сердце -
Весь мир теперь внутри.
Даже в пальцах стучится сердце.
Я живу в этом раз-два-три.

Это только я внутри, только я,
Мне пусто и страшно.
Все люди, весь мир, всё что было и есть - где-то там,
Все сегодня, а я вчерашний.

Я не здесь, я уже послезавтра,
Я видел всё что будет.
Для себя и для всех я ушёл и остался,
Я везде и всегда в ежедневном круге.

Я терялся и находился по стуку в пальцах
Каждый новый день,
А сегодня мой привычный надёжный круг разорвался.

И теперь я нигде...

Или где...
2012

Маленькая бумажная кукла поёт тихую песню.
Она болеет, любит свою любовь.
Она не живёт, ей не интересно.
Она считает весь мир своей тяжёлой судьбой.

В полутьме светлой квартиры
Она ждёт чудес, она жаждет чудес.
Рассыпает бумажные слёзы,
Поддерживая форму, размеры и вес.

В неё играют, ею играют,
Не покупают, но продают.
Она - картинка, игрушка судьбы, запятая
Не на своём месте в чужом раю.
2013

Из восточного (19)

  • * * *
Зависимость и зависть.
Три сестры.
  • * * *
Они жили как ветер
И лист газетный
  • * * *
Повторение.
Начало расставания.
  • * * *
Нежное светлое небо.
Дом.
2013

Обыкновенная жизнь

Напившись горькой боли ночного скандала,
Они уснули в одной кровати на разных краях.
Что-то случилось со смыслом, любовью и радостью,
Что-то почти как смерть от победы в боях.

Утром она прикоснулась спиной к его спине,
В безглазой страсти позабыв о расстоянии.
И он стал жадно пить её язык во сне,
Оправдываясь языческими инь-янями.

Они болеют друг другом, врастают телами в души,
Пустой страх внутри заполняя чужой пустотой.
Они дарят подарки, хранят рядом свои кружки,
Они искренне верят, что это и есть любовь.
2013

Когда сорок девять

Чувствую себя так, как-будто моя душа отравлена,
Как-будто она больна предпоследней тоской.
Лечение уколами в оголтелой борьбе за равенство
Подарило боль, а не долгожданный покой.

Мой сорок восьмой год уже стал историей,
Той историей, которую я буду рассказывать сам себе.
И с каждым повтором она будет становиться короче и горестней,
А в итоге станет строчкой или словом в стихотворе.

Весь тот год я искал другие дороги,
Признавал ошибки, от боли, страха и злости кричал.
Я искал любовь, а открыл лишь, что все мы боги.
И поэтому я приказываю себе: "Прощай!"
2013

Стансы

  • .1.
Вчера влюбился, а сегодня уже расстались.
Один день надежды, один день мечты.
Короткое путешествие от радости до печали,
Начавшееся словами: "Спасибо, но это не ты."
  • .2.
Он тащил на себе всех, кого повстречал.
Иногда разрывался на части, чтоб всем угодить.
Днём и ночью работал, чтоб каждый был счастлив,
Не давая себя даже благодарить.
  • .3.
Земля и Небо готовятся к снегопаду,
Март-разлучник нахмуривает облака.
Она лежит на диване, слушает радио,
Переживает то, что привыкла переживать.
  • .4.
Она в глухой обороне своих ожиданий страха и боли,
Она обманывает весь мир, всех других и саму себя.
Она так искренне врёт, что начинает поневоле
Верить во всё что придумала, а всё остальное забывать.
  • .5.
Он тянул её за собой,
Полагая, что ей туда же.
А ей хотелось идти самой.
И она ушла однажды.
  • .6.
Он победил и доживает с подружкой,
Ему совсем не нужной.
Она победила и доживает старушкой,
Совсем никому не нужной.
2013

А.К.С.
В наше время пуш-апов пора носить баклажан в штанах.
Верить глазам безопасно только при обнажённом теле.
Верить на слово можно только глядя в глаза,
Да и то лишь в присутствии бога или сразу после постели.
Фаст-фуд и фаст-факинг в кормушке замешаны вкусно,
Правильность выбора обеспечена одинаковостью вариантов,
Замена слов междометиями возвращает общение устно
На уровень абстракции, доступный для питекантропов.

В это же время подозрительный субъект старой формации
Воспроизводит ему подобных в той же пропорции,
Возбуждая в отдельных представителях философской нации
Страх перед океаном мещано-обывательской абсорбции.
2013

В дороге многое видится здесь и сейчас,
На остановках чаще оглядываются назад.
Мой простой рецепт счастья:
Выбирать куда и когда направлять свой взгляд.
2014

Из восточного (20)

  • * * *
Я услышал
Счастье.
  • * * *
Чаще всего мне всё равно,
Кто прав.
  • * * *
В этом году лето к нам
Заглянуло на холодок.
2014

Удивление №8

Люди хотят быть счастливыми,
Любить и быть любимыми,
И умеют это от рождения.
То, что их останавливает,
Превращая борьбу в главное,
Почему-то называют взрослением.
2014

Поворот

С этой минуты моя жизнь - соединенье в любви,
Потому что моя любовь растворила само время.
Даже слова изменились, и неньяобви
Превратились в забавные упражнения.
2014

Из восточного (21)

  • * * *
Увидеть путь
Можно лишь оглянувшись.
  • * * *
Две половинки
Взгляда.
2015

Стансы другу

Мой жёсткий друг, не сдавшийся ни разу,
Что сделала с тобой жестокая судьба?
Погиб ли ты в борьбе, отстаивая фразу,
Неважную для всех, за исключением тебя?
Набор из этих фраз, красивых и никчёмных,
Ты собирал где мог, и в книгах и в кино.
В них есть ответ, в них правота и полность,
В них нет тебя, зато любых других полно.

А может ты взвихрён и судьбоносно славен,
Купаешься в деньгах и результатах дел,
в толпе людей, твоих вкусивших правил,
В потоке все- и всё- возможных женских тел?

Или напротив, ты покорно служишь
Любому, кто тебе указывает путь,
Кто обещает сделать жизнь лучше
Или даёт советы как когда-нибудь блеснуть.

Или совсем наоборот, в огонь науки
Ты вглядываешься, алкая знаний, сил,
Грызёшь гранит, неутомимый путник,
Одаривая этот мир, который посетил.

Или допустим, твой мужской характер
Возобладал над всем и стал важней всего.
И ты — отец, глава семьи, защитник слабых,
Основа мира и порядка божество.
2015

Из восточного (22)

  • * * *
Фонтаны снова наполняют чаши водой.
Расцвет весны.
  • * * *
Всё сходится
В круги и запятые
  • * * *
Хочу любить всех женщин.
Или, хотя бы, трогать
  • * * *
Я проживаю дни.
А кто-то проживает деньги.
  • * * *
Отражение в глазах
Или отражение в небе.
2016

Проснулся, взял книгу с полки, открыл наугад...

"Не к этой свободе тянусь..."
О. Чухонцев
Проснулся, взял книгу с полки, открыл наугад.
В сером холодном майском питерском небе
Отразился случившийся несколько десятилетий назад
С одним человеком тихий взрыв одиночества на многолюдной планете

Перед собственным духом в здравом уме и вживую
Встать редко кому удаётся, поэтому творчество так трогает душу.
И я сегодня утром прочитал из книги по облакам "аллилуйя"
Посланием от и для, каждому лично, особенно мне, уже не заблудшему.
2016

Склероз

Я забываю каждый день
Тех или то, что были, было.
Стирает все хитросплетенья
Неуправляемая сила
Непостижимого теченья.
Как это мило.
2016

Здесь и сейчас под медленным дождём
Иду по мостовым и тротуарам.
Я с городом моим вдвоём
Дарю подзонтиковый дом
Прогуливающимся парам.
2016

Красивый куст, красивая трава...

Красивый куст, красивая трава,
Поющий дрозд, игра теней и ветра.
Вы прочитаете слова,
И в памяти качнётся ветка.
2016

Ношу с собой полжизни в рюкзаке,
Чтоб "вдруг понадобится" успокоить.
Держу свою свободу в кулаке,
Стараюсь заменить её любовью.

Живу идеями о силе чувств,
Не позволяя проявляться чувствам.
Со всем борюсь, всего боюсь,
Горжусь освоенным искусством.

Искусством управлять своей судьбой,
Искусством достигать итоги.
Горжусь наедине с собой
И среди прочих многих.
2016

Казалось, время застыло:
Я родился, жил, вырос,
Делал детей, работал работу,
Творчески жил по субботам.
Привычный мир, ровное поле,
Не думал "воля" или "неволя".
Я не искал и ждал свободы,
Она предательством стала подлым.
И слёзы сушат мою подушку,
Когда я Богу шепчу на ушко...
2016

Прощай! Повелеваю!
Себя, меня, Вселенную и Бога.
И ты прощай.
(Ушёл)
2016

Посадил сегодня рядом
Йосю Бродского в пижаме
И пристал к нему с вопросом:
"Расскажи мне, милый друг,
Что ты видишь просыпаясь
На кровати или в кресле
Или что там ты поставил
Там, где ты теперь живёшь?"

Йося перестал сгущаться,
Стёр глаза и рот на вдохе,
Задрожал от дуновений
В комнате гулявших струй.
Не сказал, но я услышал
Или понял прямо в сердце:
"Продолжай, пока что рано.
Я попозже загляну."
2017

Утро Д.Р.

Я дышу между выспался и не выспался,
Прилепился уставшей душой к пустоте и покою;
И рассматриваю, непрерывно и пристально,
Самого себя через кого-то и что-то другое.

Это время коротких итогов, освобождение лодки,
Расставание, завершение, праздник и похороны.
Очень внутренне, отрешённо, без пива, вина и водки,
Очищенье и взвешивание небольшого, большого и крохотного.

И спасибо тому, кто придумал рождаться под этой луной,
Где любые вопросы имеют любые ответы,
Где сегодня под белым и синим уже не сам с собой
Я.
2017

Я, если считать меня моей головой...

ОЛ
Я, если считать меня моей головой,
Гордо торчу из плеч.
Обозреваю оттуда мир перед собой,
Как с трибуны держу речь.
Возвышаюсь над телом - земным естеством,
Довлею умом и волей,
Считаю себя земным божеством,
А сам - человек, не более.
2017

Это тело, в котором все мы живём,
Эти границы, которые нежны и непостоянны...
Мы его оставляем, уходя неизбежным путём,
Чтоб оставшимся легче залечивать раны.
2018

Метельно-лесные пейзажи
В оконно-вагонном экране,
Тапёрно-купейные звуки:
Колёса и ложка в стакане.

Скользящая лента картинок
Изменчива и одинакова:
Деревья, то ближе, то дальше
Под небом с небесными знаками.

Вот время прошло и на небе
Свободнее стало, синее,
И низкое зимнее солнце,
Как новые десять копеек
Для глаз нестерпимою яркостью
По снежному насту сверкнуло...
Попутчицы спрятали гаджеты
И радостно улыбнулись.

А солнце сквозь ветки деревьев
Лучистой "морзянкой" стучится,
Разбрызгивая послание
Всем сразу и каждому лично.
2018

Шторм в небесах сбросил камень с моей души,
Выдул из ямы заросший мохом валун.
Надо же, этот, похоже, последний из больших...
Что же теперь удержит на плаву?
2018

Возвращенье из прошлого. Точка надежды.
В пешеходной доступности каждое счастье.
Завершилось постылое время "как прежде",
Я живу и дышу в настоящем.
2018

Домой, домой!..
  • Бежать без промедлений
К игрушкам, кружкам,
  • темноте под одеялом,
Туда, где прошлое
  • ещё не появлялось,
И лучший завтрак -
  • с мамой в воскресенье.
2018

Из восточного (23)

  • * * *
Капля дождя
На реснице
2018

Сладкий утренний сон -
Приближение яви.
Тёплый сухой песок
В подушке и одеяле.

Спеши, огонёк утра,
Буди отдохнувшее тело.
Заканчивается вчера,
Секунда - и улетело.
2018

Июнь прошёл, июль жирует...

Июнь прошёл, июль жирует,
Жжёт влажность без дождя в болоте,
Асфальт миражным током струек
Подпитывает жажду плоти.
Руками раздвигая воздух,
Ищу спасения от зноя -
Фантазм пылающего мозга
Навязывает путь героя.
В потоке встречных и попутных
На тротуарном перепутье,
Благословлён аккордом трубных,
Я присоединяюсь к tutti.
2018

Из города, где я живу, уходят трамваи...

Из города, где я живу, уходят трамваи,
Паутину рельсов за собой собирая.
Этой паутиной я был пойман когда-то...
Здесь я и живу в районе Средней Рогатки.

Светлеет "чёрный" пояс между центром и мною,
Жильё и магазины очень быстро там строят.
Окраины и центр идут навстречу друг другу,
Восток и Запад стали ближе Северу с Югом.

На реках и каналах много песен и света,
В лучах мосты звучат красивой музыкой лета,
Вдоль Невы течёт поток весёлых прохожих,
Утро будет скоро или, может быть, позже.

Это был Санкт-Петербург,
Недолго был Петроград,
Город-герой Ленинград,
И вновь Санкт-Петербург
2018

Голубое осеннее с белыми еле видными мазками,
Наше северное, невысокое, то есть близкое,
Ровно разлитое, поровну на всех и каждому целиком
Уходящему солнцу освещает дорогу луной.
2018

Куда-то идти, рассматривая окружающее,
Подпрыгивая от радости и удивления,
Вспоминать забытое: давнее и ускользающее,
Узнавать новое, попадать в приключения,
Читать стихи и петь песни с утра и до вечера,
Придумывать и создавать невообразимое,
Будить и воспитывать в себе человеческое,
Живое, простое, поэтому очень красивое.
2019

Чёрный день, чёрный вечер и чёрная бога в душу тоска
По поводу и без, навалила с утра, просто некуда деться.
Сил - только на жаловаться и выть, но люди вокруг и Москва,
Так что зубы сжимаю и дышу через раз, чтобы не разреветься.
2019

Ветер, холод... За два дня почти всё пожелтело...
Красное и зелёное тонкими мазками...
Нотка печали украсила наш porto bello...
Всё с замиранием слушает воду и камень...
2019

Как-то сегодня вдруг всё. Устал.
Устал справляться, тащить, тянуть.
Сел где случилось, потом упал,
Силы иищу, чтобы отдохнуть.

Слава себе, что сейчас один -
Может получится в этот раз
Скарб мой насущный, что дотащил,
С первым отчётом отправить с глаз.
2019

Постное

Хочу познать текучесть бега времени,
Чтобы долго и медленно наслаждаться пельменями,
Чтобы плавно и радостно плыть по течению,
Чтобы жить до морковкина заговения.
2019

От ушедшего в свет или быть может покой
Четырьмя поездами возвращаюсь домой.
Из печали и грусти, с обновлённой судьбой,
Улыбаясь чему-то глубоко за душой.
2019

А.Э.Л.
Три года.
Это мало или много?
Вид из окна циклически менялся,
Хотя "циклически" не говорят, наверно.
А с кем-то не поговорить уже о прошлом,
О планах или просто о себе.

Взбираясь
В гору лет, смотри вокруг.
Хотя "взбираясь в гору" и не говорят, наверно,
А всё равно смотреть вокруг привычно:
Кому для зависти, а некоторым так,
Для интереса или красоты.

Заботы есть,
На то она и жизнь. Хотя…
Не говорят, наверно, так о жизни.
Кому-то удаётся из забот построить дом,
Кому семью, ну, а кому театр,
Всё для свободы или для судьбы.

И вот опять
Три долгих промежутка
Соединились в длинное тире.
Хотя, наверное, не говорят о промежутках "долгий".
И пауза уже не разрешится
Ни песней, ни улыбкой, ни стихом.
2019

Замкнутый круг,
Идеальный шар,
Полный ноль.
Сам себе друг,
Сам себе враг,
Сам себе другой.

Крепкая дверь,
Мягкая постель,
Сладкий сон.
Где твоя честь?
Где твоя тень?
Где твой дом?
2019

Два ангела по разным берегам,
Как два ориентира на реке.
Один благославляет путь ветрам,
Другой напоминает о грехе.
Один парит на золотых крылах,
Другой стоит, поддерживая крест.
Два ангела на разных берегах,
Как гении двух очень разных мест.
2019